История шизофрении

Сегодня мы рассмотрим тему: "История шизофрении" с полным писанием проблематики. Мы собрали самые интересные сведения по теме и постарались их систематизировать и привести в удобный для чтения вид.

История шизофрении

Шизофрения – как психическое отклонение была известна еще за долго до появления первых религиозных предрассудков на эту тему, а также до появления и развития психологии, в общем.

Так история развития изучения шизофрении начинается еще в древнем Египте, где в шестнадцатом веке до нашей эры, достаточно известный летописец Эберс впервые описал шизофреноподобные симптомы.

Папирус эберса – это своеобразная медицинская энциклопедия древних египтян, в которой упоминается симптоматика, а также методика лечения множества различных заболеваний древних египтян, в основном это касается лечения болезней соматического характера. Таких как болезни желудочного тракта, и болезни сердечно сосудистой системы.

Однако встречаются в этом папирусе и такие пространные описания как описания множества психосоматических болезней. Так, это описывается не напрямую, а связано с методиками лечения той или иной болезни, которая предполагает психическое или психотерапевтическое вмешательство в исход лечения, которое как ни странно подтверждается современными методиками.

Следующие упоминания шизофреноподобных симптомов можно встретить гораздо позже в работах многих известных древнеримских и древнегреческих философов. При этом наличие тех или иных шизофреноподобных симптомов приписывалось к различным болезням, которые не имеют с современной шизофренией ничего общего.

Таким образом, можно сказать о том, что уже в древние времена люди прекрасно знали о существующих отклонениях функционирования психической системы организма человека, а также о некоторых методиках её лечения. Шизофрения как болезнь не была выделена отдельным пунктом, что накладывало определенные ограничения на её лечение.

Следующим этапом в истории изучения шизофрении можно назвать работы многих арабских ученых. Именно работы Авиценны являются первыми работами, связанными с шизофренией напрямую. Так, в средние века, эта болезнь называлась Джурун муфритом – тяжелым безумием. При этом под названием Джурун подходили также такие болезни и психические расстройства различного характера народе таких, как маниакально-депресвный психоз, мания, бешенство, и множество других сходных по признакам с шизофренией расстройств.

Несмотря на то что, про шизофрению как про психическое расстройство людям было известно на протяжении многих тысячелетий, современная концепция этой болезни была выведена лишь на грани двадцатого века, ученым зарождавшейся тогда науки психологии – Эмилем Крепелиным. Так, именно он впервые отделил шизофрению от других психических расстройств подобного характера.

История изучения шизофрении в двадцатом веке

История изучения шизофрении в двадцатом веке начинается с работ психологов и врачей, работающих в госпитале Святой Елизаветы. Так, именно американские психологи впервые концептуально подошли к шизофрении как к психическому расстройству в её современном понимании, а также определили несколько концептуальных отличий шизофрении и вывели общие каноны и зависимости отделяющие шизофрению, от шизофренически подобных болезней того времени.

Основные черты расстройств сходного с шизофренией характера

У шизофрении, как и любого её подобного дисоциативного расстройства психики есть определенные критерии, которые были выведены в начале двадцатого века.

Так, первым монументальным отличием шизофрении является её не подверженность к возрастной категории. Если раньше считалось, что шизофрения обязательно возникает в молодые годы, и к сорока годам достигает своего пика. То работы ученых психологов двадцатого века доказывают обратное. Шизофрения может развиться и проявиться в абсолютно любом возрасте, начиная от младенчества и заканчивая глубокой старостью как у мужчин так и у женщин.

Также благодаря работам Блейлера можно сказать, что шизоподобные болезни зачастую связаны с наличием определенного «нарушения единства» психики каждого индивида, который подвержен данной болезни. Также блейлер выделил некоторые критерии шизофрении, которые носят название «четыре A» а именно:

  • эффективность;
  • аутизм;
  • нарушение ассоциативного ряда человека;
  • амбивалентность.

При этом именно амбивалентность (во всех трех её проявлениях) являлась основным критерием в определении шизофрении.

Основные черты расстройств сходного с шизофренией характера включают в себя:

  • неподверженность возрасту
  • наличие эмоциональной амбивалентности
  • наличие волевой амбивалентности
  • наличие интеллектуальной амбивалентности
  • наличие критериев из списка «Четыре A»

Блейлер и многие сторонники его работ причисляли к шизофрении не только различные виды дисоциативных расстройств, но, а также белую горячку алкоголиков. Так, несмотря на общие синдромы, белая горячка все же не относиться к шизоподобным расстройствам психики, так как носит аффективный характер, и при снижении алкогольной интоксикации полностью исчерпывает себя.

Шизофрения в современности: признаки и симптомы заболевания

Так, с развитием психологии, психиатрии и психоанализа, общее определение шизофрении в современности значительно изменилось. Как минимум, теперь к шизофрении и подобным её заболеваниям перестали причислять белую горячку и прочие синдромы, связанные с интоксикацией организма. У шизофрении в современности выделили свои собственные признаки и симптомы заболевания. Которые позволили гораздо точнее диагностировать шизофрению, а также благодаря более точному диагностированию более продуктивно проводить лечение (насколько это возможно в случае с шизофренией).

Основные признаки и симптомы шизофрении и ей подобных заболеваний включают в себя:

  • бред, галлюцинации, а также прочую продуктивную симптоматику психических отклонений;
  • снижение энергетического потенциала, общее снижение жизненного тонуса, полную апатию, снижение интереса к жизни, во всех её социальных и реальных проявлениях;
  • полное или частичное разрушение когнитивной сферы индивидуума, включающие в себя расстройства внимания, мышления и прочие когнитивные расстройства.

Как мы можем видеть, многие критерии современной шизофрении недалеко отошли от критериев «четырех а», а также трех проявлений амбивалентности человека. Таким образом, можно сказать, что в начале двадцатого века, психологи и психиатры могли полноценно диагностировать шизофрению без особых погрешностей. Что позволяло вести продуктивное лечение шизофрении.

У человека страдающего такой болезнью как шизофрения можно отметить множество различных дисоциативных сопутствующих расстройств. Все начинается от слуховых галлюцинаций и бредовых идей. При этом человек самовольно или под влиянием общественности начинает социально изолировать себя и отождествлять с отдельной группой людей, зачастую социально неприспособленных. Так известно то, что многие шизофреники могут находить общий язык с артистами и прочими больными, страдающими дисоциативными расстройствами психики.

Иногда идеи, ошибочно принимаемые за бредовые, которые сопутствуют шизофрении – на самом деле являются весьма продуктивными, и иногда даже гениальными идеям. Так, Джон Нэш, который считался долгое время параноидальным шизофреником, благодаря своему расстройству смог вывести некоторые идеи в уровень абсолюта, что в дальнейшем обеспечило ему наличие нобелевской премии. При этом он до сих пор считается параноидальным шизофреником, а его современные идеи и концепции хотя во многом и нуждаются в корректировке, являются продуктивными.

В редких случаях течение шизофрении проходит с психосоматическими осложнениями, так известны случаи психосоматического паралича шизофреника, который проходил во время острых (сезонных) приступов шизофрении.

История шизофрении

«Ламбер не ответил. Я смог, наконец, его увидеть, и он представил мне одно из таких зрелищ, которые навсегда запечатлеваются в памяти. Он стоял, опершись обоими локтями на выступ, образованный деревянной панелью стены таким образом, что его торс казался согнувшимся под тяжестью его склоненной головы. Его волосы, длинные, как у женщины, падали на его плечи и обрамляли его фигуру, придавая ему сходство с бюстами, которые представляют великих людей эпохи Людовика XIV. Его лицо было абсолютной белизны. Он привычно тер одну из своих голеней о другую машинальными движениями, которые ничто не могло остановить, и это непрерывное трение двух костей производило ужасный звук. Рядом с ним находился лежащий на доске матрац, набитый мхом.

Читайте так же:  Характеристика и особенности холериков женщин, мужчин и детей

— Он очень редко ложится спать, — сказала мне мадемуазель де Вильнуа, — хотя каждый раз он спит в течение нескольких дней.

Луи продолжал стоять, как я его видел, и день и ночь, с неподвижным взглядом, не опуская и не поднимая веки, как мы это обычно делаем… Я пытался несколько раз с ним заговорить, но он не слышал меня. Это был обломок, вырванный из могилы, нечто вроде победы, одержанной жизнью над смертью или смертью над жизнью. Я там находился приблизительно в течение часа, погруженный в необъяснимую задумчивость, во власти тысячи печальных мыслей.

Я слушал мадемуазель де Вильнуа, которая мне описывала эту жизнь от ребенка в колыбели во всех подробностях. Вдруг Луи прекратил тереть свои ноги одна о другую и произнес медленным голосом: «Ангелы — белые!»» /11/.

Вот так Оноре де Бальзак описывал одноименного героя, погруженного в состояние умопомешательства, в автобиографическом романе «Луи Ламбер», одном из своих философских этюдов, опубликованном в 1832 году.

В наши дни мы заговорили бы о шизофрении, потому что находим в этом описании ряд симптомов, которые были впоследствии сохранены в памяти клиницистами для описания этого психоза: сохранение поз, двигательные стереотипии, нарушение цикла сна и бодрствования, мутизм, внезапно прерываемый фразой, внешне лишенной смысла, и т. д. Наблюдение романиста предшествовало наблюдению психиа тра, поэтому картина настолько точна, что она не может быть плодом воображения, и Бальзак должен был описать ее с натуры.

Именно для придания подлинности художник вводит сцену подтверждения диагноза на воображаемой консультации Луи Ламбера у J. Esquirol /1772—1840/. Последний давал современное определение понятия деменции в то самое время, когда последовательно выходили семь изданий романа, т. е. то, которое соответствует медицинскому значению этого термина: «Деменция — это хроническое церебральное заболевание, обычно без лихорадки, характеризующееся ослаблением душевной чувствительности, умственных способностей и воли. Инкогеренция мыслей, недостаток умственной и морально-волевой спонтанности — вот признаки этого заболевания. Человек, находящийся в состоянии деменции, утрачивает способность воспринимать объекты, улавливать их связи, сравнивать их, сохранять о них полное воспоминание, откуда вытекает невозможность правильно рассуждать» /70, т. П, с. 43/.

Главным образом, он установил различие между деменцией, понимаемой таким образом, и тем, что он предложил называть идиотией, — термин, произведенный им от слова «идиот», которое «выражает состояние человека, лишенного рассудка, в одиночестве изолированного от остальной окружающей природы» /70, т. П, с. 76/, оставляя идиотизм одним лишь грамматистам; различие, сконденсированное в образном сравнении: «Человек в состоянии деменции лишен благ, которыми он наслаждался ранее, это богатый, ставший бедным. Идиот же всегда был в несчастье и нищете. Состояние человека в деменции может изменяться, состояние идиота никогда не меняется» /70, т. П, с. 77/. Иными словами, не говоря, что деменция неизлечима, J. Esquirol полагает, что она может изменяться. Вот почему он, без сомнения, не заключил бы, если бы у него действительно на консультации оказался Луи Ламбер, что лишенный интеллектуального богатства, которым он обладал ранее, этот больной погиб бы непоправимо.

[3]

Бальзак поступает как врач, который описывает новую болезнь, т. е. он не только указывает, какие у нее характерные признаки, но и дает ей интерпретацию и объясняет ее с помощью теории. Он делает из мадемуазель Вильнуа, супруги-девственницы, и терапевта Луи Ламбера, своего глашатая: «Без сомнения, — сказала мне она, — Луи должен казаться сумасшедшим, но он не сумасшедший, если слово «безумный» относится только к тем, у кого по неизвестным причинам повреждается мозг и кто не отдает себе отчета в своих поступках. У моего мужа все совершенно скоординировано. Если он Вас не узнал физически, не думайте, что он Вас вообще не видел. Ему удалось отделиться от своего тела и он Вас видит в другой форме, но я не знаю, в какой».

«Когда он говорит, он высказывает удивительные вещи. Однако довольно часто он заканчивает словом мысль, начатую в его рассудке, или начинает фразу, которую заканчивает мысленно. Другим людям он покажется больным, для меня, живущей в его мыслях, все его идеи ясны. Я прохожу по дороге, проложенной его духом, и, хотя я не знаю всех ее поворотов, тем не менее мне удается встретиться с ним у цели»/11, с. 161/.

Здесь Бальзак завершает свое описание клинической картины этой идеовербальной дискордантностью и представляется почти последователем Ph. Pinel /1745-1826/: умопомешательство имеет рассудок, и сумасшедший не бессмыслен для того, кто сумеет воспринять его рассуждения.

Психическое расстройство соответствует «той концепции, что помешательство не есть потеря интеллекта ни со стороны умственных способностей, ни со стороны проявления воли, но есть расстройство духа, противоречие в рассудке, который все еще существует», — основание по Г. Гегелю /1770-1831/ для «такого гуманного обращения и лечения…, которое предполагает больного разумным и отыскивает в нем прочную точку опоры, чтобы подойти к нему с этой стороны, за что Ph. Pinel имеет право на самую большую признательность» /Энциклопедия философских наук/.

Болезни в современной научной медицине действительно могут быть названы именем того, кто дал им первое клиническое описание, или того, кто объяснил удовлетворительным образом механизмы, вызывающие их. По крайней мере, для их обозначения придумывается адекватный неологизм, предпочтительно с греческими или латинскими корнями. Семантическая эволюция терминов, под которыми известна болезнь, подобна отражению ее культурной истории.

В средние века болезни носили имя святого покровителя, которому следовало молиться, чтобы предохранить себя от нее или излечиться, и значимость святого была пропорциональна опасности болезни. Так же обстоит дело и с современными наименованиями. Название, данное болезни, может способствовать тому, чтобы запустить ее ход, если можно так выразиться.

История данной болезни, которую мы уже заранее называем шизофренией в этой первой части, является хорошей иллюстрацией этого. Как мы увидим, известная под названием «деменция прекокс» в течение более чем полувека, она будет полностью распознана только тогда, когда в 1911 г. E. Bleuler обозначит ее этим неологизмом, созданным для выражения пояснительной теории, предложенной им, и которую мы рассмотрим в третьей главе, где увидим, как была принята эта новая концепция.

Но очевидно, что шизофрения существовала до этого открытия, как существовал в Атлантическом океане континент между Европой и Азией до того, как Христофор Колумб открыл Новый Свет, который был назван Америкой. Поэтому мы должны рассмотреть этапы этого доблейлеровского периода, этапы истории «деменции прекокс», с которой началось исследование этого Нового Света человеческого рассудка.

Читайте так же:  Перфекционист – кто это

Необходимость пояснительной теории не ускользнула от внимания Бальзака, чтобы истолковать умопомешательство Луи Ламбера, но та, которую он выбрал, удивительна в наших глазах, если не в глазах его современников.

Он фактически придумывает сделать из героя своего романа адепта шведского теософа E. Swedenborg /1688-1772/, труды которого он изучал сам, превращая этот «философский этюд» в подлинный самоанализ, где повествователь, ведущий речь от первого лица о жизни своего безумного альтер эго, исследует теневые стороны своей собственной психики. «Внутри нас якобы существуют два разных создания. Согласно E. Swedenborg, ангел — это индивидуум, в котором внутреннее «Я» одержало победу над существом внешним. Человек хочет повиноваться своему призванию — быть ангелом, и как только мысль покажет ему двойственность его существования, он должен устремиться формировать чудесную природу ангела, находящегося в нем же. Если, при невозможности предугадать свою дальнейшую судьбу, человек позволит господствовать телесному, вместо того чтобы укреплять свою духовную жизнь, то все его силы уходят на игру его внешних чувств, и ангел медленно погибает вследствие этой материализации двух начал.

В противном случае, если человек поддерживает свой внутренний мир по природе, свойственной ему, душа поднимается над материей и старается от нее отделиться. Когда их разделение совершается в той форме, которую мы называем смерть, ангел, достаточно сильный, чтобы отделиться от своей оболочки, продолжает существовать, и начинается его новая жизнь.

Бесконечные особенности, которые делают людей различными, не могут быть объяснены ничем, кроме этой двойственности бытия…» /11, с. 65/.

Таким образом, этот триумф внутреннего «я» над внешним существом, а затем разделение еще до смерти превратили Луи Ламбера в одного из этих ангелов, живущих в духовном мире, о которых говорит Swedenborg, но существуя в материальном мире в форме живого мертвеца, замурованного внутри самого себя.

Одновременно ссылка на шведского теософа ставит этот странный духовный опыт под знак двойственности бытия. Глубокие медитации, экстазы, которые являются дорогой, ведущей к этой метаморфозе, не суть ли зачаточные формы каталепсии? Таков вопрос, который ставит себе Бальзак при чтении одной медицинской книги, автора которой он, к сожалению, не указывает, потому что каталепсия будет как раз находиться в центре клинических описаний, тогда начавшихся. Littre отметит в своем словаре каталепсию, «болезнь, характеризующуюся способностью, которую имеют конечности и даже туловище, сохранять в продолжении всего припадка положение, имевшееся в его начале, или такое, которое удастся заставить принять» — определение, иллюстрируемое цитатой из Амбруаза Паре и показывающее, что уже с эпохи Возрождения она отличалась от эпилепсии и катаплексии — «внезапной утраты мышечного тонуса и чувствительности».

Таким образом, начиная с 1863-1873 гг., эти два научных слова вошли в живую речь, показывая, что вопрос, который задавал себе Бальзак, составлял часть актуальных проблем того времени. Одним штрихом романтического гения писатель делает положения E. Swedenborg непосредственно объектом бреда Ламбера, предвидя некоторым образом сегодняшние формы шизофренического бреда, когда больной, читавший или слышавший разговоры о трудах S. Freud, объясняет самим психоанализом, на который направлен его бред, расстройства, которыми он страдает.

[1]

Краткая история шизофрении

[Статья обновлена ​​11 сентября 2017 года]

Что означает «шизофрения»?

Термин «шизофрения» был придуман в 1910 году швейцарским психиатром Полом Юджином Блейлером и получен из греческих слов «шизо» (раскол) и «френ» (ум). Блейлер намеревался использовать термин для обозначения диссоциации или «ослабления» мыслей и чувств, которые он обнаружил как важную черту болезни.

Что означает «шизофрения»?

Многие ошибочно думают о шизофрении как о «расколотой личности». Выдуманный роман Роберта Луи Стивенсона « Странный случай д-ра Джекила и г-на Хайда» сделал много для популяризации концепции «расколотой личности», которая иногда также упоминается как «множественное расстройство личности». Множественное расстройство личности является исчезающим состоянием, которое совершенно не связано с шизофренией. Хотя страдающие шизофренией могут слышать голоса, которые они приписывают различным людям или имеют странные убеждения, которые кажутся не соответствующими их обычным «я», это не то же самое, что иметь «раздвоенную личность». В отличие от доктора Джекила, страдающие шизофренией не внезапно превращаются в другого, неузнаваемого человека.

Термин «шизофрения» привел к большой путанице в характере болезни, но Блейлер намеревался заменить старый, еще более вводящий в заблуждение термин «деменция праекокс» («слабоумие ранней жизни»). Этот более старый термин защищал выдающийся немецкий психиатр Эмиль Крепелин, который по ошибке считал, что болезнь проявляется только у молодых людей и что это неизбежно приводит к психическому ухудшению. Блейлер не согласился по обоим пунктам и, пытаясь прояснить ситуацию, изменил название болезни на «шизофрению». Блейлер полагал, что, вопреки психическому ухудшению, шизофрения привела к усиленному сознанию воспоминаний и переживаний.

Это так же часто встречается, как, к сожалению, слышать, что прилагательное «шизофреник», которое, как сообщается, означает «изменчивый» или «непредсказуемый». Это использование должно быть обескуражено, поскольку оно увековечивает непонимание людьми болезни и способствует стигматизации страдающих шизофренией. Даже употребляемый правильно, термин «шизофреник» делает немного больше, чем называет человека по болезни, неявно уменьшая его или ее чуть больше, чем эта болезнь. По этой причине я отбросил термин «шизофреник» из моих книг и статей в пользу «страдающего шизофренией». Человек не является «шизофреником» больше, чем он или она является «диабетиком» или страдает от зубной боли.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Кто «открыл» шизофрению?

Хотя у Крэпелина были некоторые ошибочные представления о природе шизофрении, он был первым человеком, который отличал болезнь от других форм психоза и, в частности, от «эмоциональных психозов», которые возникают при расстройствах настроения, таких депрессий и маниакально-депрессивных заболеваний (биполярных аффективное расстройство). Его классификация психических расстройств, Compendium der Psychiatrie , является предвестником двух наиболее влиятельных классификаций психических расстройств, Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) и Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам 4-я редакция (DSM- IV). Сегодня эти классификации основаны главным образом на научных исследованиях и экспертных заключениях и, особенно в случае МКБ-10, на международных консультациях и консенсусе. Помимо перечисления психических расстройств, они предоставляют оперативные определения и диагностические критерии, используемые врачами для диагностики диагноза шизофрении.

Крейпелин впервые выделил шизофрению из других форм психоза в 1887 году, но это не означает, что шизофрения – или «деменция praecox», как он ее называл, – не существовала задолго до дня Крепелина. Самое старое доступное описание болезни, близкой к шизофрении, можно найти в папирусе Эберса, который восходит к Египту в 1550 году до нашей эры. И археологические открытия черепов каменного века с бурными отверстиями, пробуренными в них (предположительно, чтобы освободить «злых духов») привели к предположению о том, что шизофрения так же стара, как и человечество.

Как считали шизофрения в древности?

В древности люди не думали о «безумии» (термин, который они использовали без разбора для всех форм психоза) с точки зрения психического заболевания, но с точки зрения божественного наказания или демонического владения. Доказательства этого исходят из Ветхого Завета и, прежде всего, из Первой Книги Самуила, согласно которой царь Саул стал «безумным» после пренебрежения его религиозными обязанностями и злобства Бога. Тот факт, что Дэвид играл на своей арфе, чтобы заставить Саула лучше предположить, что даже в древности люди считали, что психотические болезни можно успешно лечить.

Но дух Господа отошел от Саула, и злой дух от Господа беспокоил его … И когда злой дух от Бога был на Сауле, тот Давид взял арфу и сыграл рукой: так что Саул был освежен, и он был здоров, и злой дух отошел от него. -1 Samuel 16.14, 16.23 (KJV)

Когда люди впервые начали думать о шизофрении как о болезни?

Читайте так же:  Формы мышления

В греческой мифологии и эпической эпопеи, безумие аналогично воспринимается как наказание от Бога или богов, и на самом деле не до греческого врача Гиппократа (460-377 г. до н.э.) психическое заболевание впервые стало объект научной спекуляции. Гиппократ считал, что безумие является результатом дисбаланса четырех телесных юморов и что его можно вылечить, перебалансируя эти юморы с помощью таких методов лечения, как специальные диеты, слабительные средства и кровь. Для современных читателей идеи Гиппократа могут казаться надуманными, возможно, даже на опасной стороне эксцентриков, но в четвертом веке до нашей эры они представляли собой значительный прогресс в идее психического заболевания как наказания от Бога. Греческий философ Аристотель (384-322 до н.э.), а затем римский врач Гален (129-216) расширил гуморальные теории Гиппократа, и оба мужчины сыграли важную роль в установлении их как доминирующей медицинской модели Европы.

Только из мозга возникают наши радости, наши чувства счастья, смеха и шуток, наша боль, наши печали и слезы … Этот же орган делает нас сумасшедшими или смущенными, вдохновляет нас на страх и беспокойство … -Гиппократ, Священная болезнь

Возможно, стоит отметить, что не все в древности неизменно думали о «безумии» как проклятии или болезни. В « Федре» Платона греческий философ Сократ (470-399 до н.э.) говорит:

Безумие, если оно приходит как дар неба, является каналом, благодаря которому мы получаем величайшие благословения … древние люди, которые давали вещи своим именам, не видели позора или упрека в безумии; иначе они не связали бы это с именем самого благородного искусства, искусства разглядывания будущего и назвали его маниакальным искусством … Итак, согласно доказательствам, данным нашими предками, безумие – это более благородное дело, чем здравый смысл … безумие приходит от Бога, тогда как здравый смысл – просто человек.

В Древнем Риме врач Асклепиадис и государственный деятель и философ Цицерон (106-43 до н.э.) отвергли гуморальные теории Гиппократа, утверждая, например, что меланхолия (депрессия) привела не к избытку «черной желчи», а от эмоций, таких как ярость, страх и горе. К сожалению, в первом веке нашей эры влияние Асклепиадса и Цицерона начало уменьшаться, и влиятельный римский врач Цельс восстановил идею безумия как наказание от богов – идею, которая позже будет подкреплена ростом христианства и крахом Римской империи.

В средние века религия стала центральной для лечения, и наряду с средневековыми приютами, такими как Вифлеем в Лондоне, некоторые монастыри превращались в центры лечения психических заболеваний. Это не означает, что гуморальные теории Гиппократа были забыты, а лишь то, что они были включены в преобладающие христианские верования, а сладости и кровопролития продолжались наряду с молитвами и исповедью.

Как изменились убеждения?

Сжигание так называемых еретиков, часто страдающих такими психотическими заболеваниями, как шизофрения, началось в раннем Ренессансе и достигло своего пика в четырнадцатом и пятнадцатом веках. Впервые напечатано в 1563 году, De praestigiis daemonum (The Deception of Demons) утверждало, что безумие «еретиков» произошло не от божественного наказания или демонического владения, а от естественных причин. Церковь запретила книгу и обвинила своего автора Иоганна Вейера в том, что он волшебник.

С пятнадцатого века научные прорывы, такие как астрономы Галилея (1564-1642) и анатомист Весалиус (1514-1584), стали оспаривать авторитет Церкви, и центр внимания и изучения постепенно перешел от Бога к человеку и от неба до Земли. К сожалению, это не сразу переводило на лучшее лечение, и гуморальные теории Гиппократа сохранялись до и в восемнадцатом веке.

Эмпирические мыслители, такие как Джон Локк (1632-1704) в Англии и Денис Дидро (1713-1784) во Франции, оспаривали этот статус-кво, споря, как сделал Цицерон, что причина и эмоции вызваны не чем иным, как ощущениями , Также во Франции врач Филипп Пинель (1745-1826) начал относиться к психическим заболеваниям в результате воздействия психологических и социальных стрессоров. Знак в истории психиатрии, Медико-философский трактат Пинеля о психическом отчуждении или Мания призвал к более гуманному подходу к лечению психических заболеваний. Это так называемое «моральное обращение» включало уважение к человеку, доверительные и доверительные отношения между врачом и пациентом, снижение стимулов, рутинную деятельность и отказ от старомодных процедур Гиппократа. Примерно в то же время, что и Пинель во Франции, Туки (отец и сын) в Англии основали Йоркский отступление, первое учреждение «для гуманного ухода за сумасшедшими» на Британских островах.

Как развивались убеждения в XX веке?

Основатель психоанализа, венский психиатр Зигмунд Фрейд (1856-1939), оказал влияние на многие психиатрии двадцатого века. В результате его влияния, во второй половине двадцатого века большинство психиатров в США (хотя и не в Великобритании) считали, что шизофрения является результатом бессознательных конфликтов, возникающих в детстве.

С тех пор появление антипсихотических препаратов, улучшенная визуализация мозга и молекулярно-генетические исследования подтвердили вне всяких разумных сомнений, что шизофрения имеет важную биологическую основу. Тем не менее, также признано, что психологические и социальные стрессы могут играть важную роль в инициировании эпизодов болезни и что различные подходы к лечению следует рассматривать не как конкурирующие, а как взаимодополняющие. Благодаря этой фундаментальной реализации, появлению антипсихотических препаратов и переходу на заботу в обществе, страдающие шизофренией сегодня имеют больше шансов, чем когда-либо, вести здоровую, продуктивную и полноценную жизнь.

Какие методы лечения использовались до появления антипсихотических препаратов?

Итак, где сейчас?

В 1919 году Крепелин заявил, что «причины деменции praecox в настоящее время по-прежнему отображаются в непроницаемой темноте». С тех пор более глубокое понимание причин шизофрении открыло множество путей профилактики и лечения этого заболевания, и с научной точки зрения доказано, что сфера применения широкого спектра фармакологических, психологических и социальных вмешательств.

Сегодня больные шизофренией имеют больше шансов, чем в любой другой момент в истории, ведущей нормальную жизнь. И благодаря быстрым темпам текущих медицинских исследований, хороший результат становится все более вероятным.

Нил Бертон является автором книги « Жизнь с шизофренией», «Растущая от депрессии», «Значение безумия» и других книг.

Шизофрения. История учения о шизофрении. Клинические формы и типы течения.

Шизофрени́я — полиморфное психическое расстройство или группа психических расстройств, связанное с распадом процессов мышления и эмоциональных реакций. Шизофренические расстройства в целом отличаются характерными фундаментальными расстройствами мышления и восприятия, а также неадекватным или сниженным аффектом. Наиболее частыми проявлениями болезни являются слуховые галлюцинации, параноидный или фантастический бред либо дезорганизованность речи и мышления на фоне значительной социальной дисфункции и нарушения работоспособности.

Читайте так же:  Как найти жену

Описания шизофреноподобных симптомов встречаются уже в XVII веке до нашей эры. в Медицинском Каноне Авиценна описывает состояние, отчасти напоминающее шизофрению (тяжелое безумие).

•в 1893 году шизофрения была выделена в качестве самостоятельного душевного расстройства Эмилем Крепелиным. В 1908 году швейцарский психиатр Эйген Блейлер описал шизофрению как самостоятельное заболевание, отличающееся от деменции и ввёл этот термин в психиатрию. Блейлер выделял, как диагностические критерии «четыре А»: снижение Аффекта, Аутизм, нарушение Ассоциаций и Амбивалентность. Он считал амбивалентностьосновным признаком шизофрении

Примечательно, что к «шизофрениям» Блейлер относил не только раннее слабоумие, невротические синдромы истарческий маразм, но и «белую горячку» алкоголиков[1].

Вскоре концепция шизофрении была официально признана всеми психиатрами.

В первой половине XX века шизофрения считалась наследственным дефектом, и во многих странах больные стали объектом манипуляций поборников евгеники. Сотни тысяч людей, как по собственному согласию, так и без него, были стерилизованы — в первую очередь в нацистской Германии, США и Скандинавских странах. В числе других лиц с клеймом «ментальной непригодности» многие больные шизофренией пали жертвой нацистскойпрограммы умерщвления.

Принепрерывно-прогредиентномтипе течение характеризуется неуклонным нарастанием вялости,эмоционально-волевогооскудения, снижением и полной утратой трудовой адаптации. Спонтанные ремиссии не наблюдаются, лечебные же могут иметь место, причем даже продолжительные и хорошего качества, и удерживаться до тех пор, пока применяется поддерживающая терапия. Без лечения процесс завершается шизофреническим дефектом.Непрерывно-прогредиентныйтип характерен для параноидной, простой, гебефренической и мапопрогредиентной форм. Темп развития болезни различен и зависит в основном от формы шизофрении. Неблагоп-риятным является вариант, обычно начинающийсяв подростковом и юношеском возрасте (злокачественная параноидная, гебефреническая и простая формы).

Приступбобразно-прогредиентныйтип Он представляет собой сочетание непрерывного прогредиентного развития болезни с постепенным нарастанием негативных симптомов и периодических ее обострений в форме приступов. Характер приступов по их остроте, клиническим проявлениям и продолжительности бывает различным. Но с каждым пос-ледующим приступом межприступные промежутки становятся короче и нарастают изменения личности. Обострения наступают спонтанно или под влиянием допол-нительных внешних вредностей — соматических заболеваний, психических травм.

Дата добавления: 2017-02-28 ; просмотров: 902 | Нарушение авторских прав

История открытия шизофрении

Важную роль в изучении шизофрении в историческом аспекте сыграл Эмиль Крепелин (немец, 1856 — 1926). Он подразделил психически больных с серьезными расстройствами на три основные группы: раннее слабоумие, маниакально-депрессивный психоз и паранойя. Диагноз «паранойя» ставился больным, у которых основным симптомом заболевания был устойчивый бред преследования. Раннее слабоумие Крепелин описывает как хроническое заболевание, приводящее к деградации, при котором иногда наблюдаются также такие клинические проявления, как бред и галлюцинации. Крепелин отмечал, что при этой форме заболевания у обследованных им больных приблизительно в 4% случаев имело место полное выздоровление, а в 13% — значительная ремиссия. Термин «маниакально-депрессивный психоз» относился к больным, которые переносили болезненные аффективные эпизоды, между которыми наблюдалась практически полная ремиссия (период течения хронической болезни).

Эйген Блейлер (швейцарец, 1857 — 1939). Блейлер ввел новый термин «шизофрения», который означает расщепление психики, основываясь на теоретической «схизме» (раскол) между мышлением, эмоциями, поведением. К сожалению, этот исторический термин обусловил путаницу между данным заболеванием расщеплением личности и является расстройством, не имеющим ничего общего с шизофренией.

Определение шизофрении, данное Блейлером, отличается от раннего слабоумия в определении Крепелина двумя основными аспектами. Во-первых, Блейлер не считал, что деградация является обязательным исходом этого заболевания. Во-вторых, Блейлер разделил симптомы на основные (первичные) и дополнительные (вторичные). Наиболее важным основным симптомом является расстройство мышления.

Но следует отметить, что еще по меньшей мере три человека также внесли значительный вклад в изучение этой болезни в период, предшествовавший исследованиям Крепелина и Блейлера. Бенедикт Морель (1809 — 1873), бельгийский психиатр, применил термин «demence precoce» для описания больных, находящихся в состоянии деградации, у которых заболевание началось в подростковом возрасте; Карл Кальбум (1828 — 1899) описал симптомы кататонии, а Эвальд Геккер (1843 — 1909) описал в высшей степени аномальное поведение больных гебефренией.

ru.knowledgr.com

Шизофрения слова была выдумана Ойгеном Блойлером в 1908 и была предназначена, чтобы описать разделение функции между индивидуальностью, размышлением, памятью и восприятием. Он формально ввел термин 24 апреля 1908 в лекции, данной на психиатрической конференции в Берлине и в публикации тот же самый год. Блойлер позже расширил свое новое понятие болезни в монографию в 1911, которая была наконец переведена на английский язык в 1950.

История ‘шизофрении’ сложна и не легка характеризовать в линейном историческом рассказе, хотя попытки продолжают предприниматься. Согласно некоторым, болезнь всегда существовала только, чтобы быть ‘обнаруженной’ в течение начала 20-го века. Правдоподобие этого требования зависит от успеха ретроспективного диагностирования более ранних случаев безумия как ‘шизофрения’. Согласно другим, ‘шизофрения’ называет культурно решительное объединение в кластеры умственных признаков. Что известно, наверняка то, что началом XX века старое понятие безумия стало фрагментированным в ‘болезни’ (психоз), такие как паранойя, прекокс слабоумия, маниакально-депрессивное безумие и эпилепсия (классификация Эмиля Крэепелина). Прекокс слабоумия был воссоздан как шизофрения, паранойя была переименована как ‘бредовый беспорядок’, и маниакально-депрессивное безумие как ‘биполярное расстройство’ (эпилепсия была передана от психиатрии до невралгии). Важно подчеркнуть, что ‘умственные признаки’, включенные под шизофренией понятия, достаточно реальны, заставьте людей пострадать, и будет всегда нуждаться в понимании и лечении. Однако, ли историческая конструкция в настоящее время звонила, ‘шизофрения’ требуется, чтобы достигать этой терапевтической цели, остается спорным.

Диагнозы в древние времена

Счета подобного шизофрении синдрома, как думают, редки в хронологической записи до 19-го века, хотя сообщения об иррациональном, неразборчивом, или безудержном поведении были распространены. Была интерпретация, что краткие обзоры в Древнем египетском папирусе Ebers могут подразумевать шизофрению, но другие обзоры не предложили связи. Обзор древнегреческой и римской литературы указал, что, хотя психоз был описан, не было никакого счета условия, соответствующего критериям для шизофрении.

причудливых психотических верованиях и поведениях, подобных некоторым симптомам шизофрении, сообщили в арабской медицинской и психологической литературе во время Средневековья. В Canon Медицины, например, Авиценна описал условие, несколько напоминающее симптомы шизофрении, которую он назвал Junun Mufrit (серьезное безумие), который он отличил от других форм безумия (Junun), таких как мания, бешенство и маниакально-депрессивный психоз. Однако ни о какой шизофрении сходства условия не сообщили в Имперской Хирургии Şerafeddin Sabuncuoğlu, главном османском медицинском учебнике 15-го века. Данные ограниченные исторические свидетельские показания, шизофрения (как распространенные, как это сегодня) могут быть современным явлением, или альтернативно это, возможно, было затенено в исторических письмах связанными понятиями, такими как меланхолия или мания.

[2]

Влиятельные более ранние понятия

Классификация Крэепелина медленно получала принятие. Были возражения на использование термина «слабоумие» несмотря на случаи восстановления и некоторую защиту диагнозов, которые это заменило, такие как юное безумие. Понятие юного безумия или безумия развития было продвинуто шотландским психиатром сэром Томасом Клустоном в 1873, описав психотическое условие, которое обычно сокрушало тех в возрасте 18–24 лет, особенно мужчины, и в 30% случаев продолжали двигаться к ‘вторичному слабоумию’.

Читайте так же:  Особенности невротика, как типа личности

Чеканка в 1908

Шизофрения слова — который переводит примерно как «разделение ума» и прибывает из грека, внедряет schizein (, «чтобы разделиться»), и phrēn, phren-(φρήν, φρεν-, «ум») — был выдуман Ойгеном Блойлером в 1908 и был предназначен, чтобы описать разделение функции между индивидуальностью, размышлением, памятью и восприятием. Блеулер описал главные признаки как 4 А: сглаженное Влияние, Аутизм, ослабило Ассоциацию идей и Двойственного отношения. Блеулер понял, что болезнь не была слабоумием, поскольку некоторые его пациенты улучшили, а не ухудшили и следовательно предложили термин шизофрения вместо этого. Однако многие в это время не признавали, что разделение или разобщение было соответствующим описанием, и у термина позже будет больше значения как источник беспорядка и социального клейма, чем научное значение.

Термин шизофрения обычно неправильно понимается, чтобы означать, что у затронутых людей есть «раздвоение личности». Хотя некоторые люди диагностировали с шизофренией, может услышать голоса и может испытать голоса как отличные лица, шизофрения не вовлекает человека, изменяющегося среди отличных разносторонне развитых личностей. Беспорядок возникает частично из-за значения шизофрении термина Блеулера (буквально «разделение» или «разрушенный ум»). Первое известное неправильное употребление термина, которое будет означать «раздвоение личности», было в статье поэта Т. С. Элиота в 1933.

В начале 20-го века, психиатр Курт Шнайдер перечислил формы психотических признаков, что он думал отличенная шизофрения от других психотических беспорядков. Их называют признаками первого разряда или признаками первого разряда Шнайдера. Они включают заблуждение того, чтобы быть управляемым внешней силой; вера, что мысли вставляются в или забираются из рассудка; вера, что мысли передаются другим людям; и слушание характеризующихся галлюцинациями голосов, которые комментируют мысли или действия или которые разговаривают с другим, галлюцинировало голоса. Хотя они значительно способствовали текущим диагностическим критериям, специфика признаков первого разряда была подвергнута сомнению. Обзор диагностических исследований, проводимых между 1970 и 2005, нашел, что они не позволяют ни подтверждения, ни отклонения требований Шнайдера, и предложили, чтобы признаки первого разряда были преуменьшены роль в будущих пересмотрах диагностических систем.

В первой половине 20-го века шизофрения, как полагали, была наследственным дефектом, и страдальцы подвергались евгенике во многих странах. Сотни тысяч стерилизовались, с или без согласия — большинство в Нацистской Германии, Соединенных Штатах и скандинавских странах. Наряду с другими людьми, маркированными «мысленно негодный», многие диагностированные с шизофренией были убиты в нацистском «Действии T4» программа.

Антипсихиатрия

Антипсихиатрия относится к разнообразной коллекции мыслей и мыслителей, которые бросают вызов медицинскому понятию шизофрении. Антипсихиатрия подчеркивает социальный контекст психического заболевания и повторно создает диагноз шизофрении как маркировка отклонения. Антипсихиатрия представляла разногласие самих психиатров о понимании шизофрении в их собственной области. Среди выдающихся психиатров в этом движении Р. Д. Лэйнг, Дэвид Купер. Связанные критические замечания психиатрии были начаты философами, такими как Мишель Фуко, Жак Лакан, Жиль Делойце и Феликс Гаттари.

Антипсихиатры соглашаются, что ‘шизофрения’ представляет проблему, и что у многих людей есть проблемы при проживании в современном обществе. Но они возражают понятию, что шизофрения — болезнь, и что люди, которые страдают от нее, больны. Вместо этого они часто предлагают, чтобы шизофреники казались сумасшедшими, потому что они — умные и чувствительные существа, столкнувшиеся с безумным миром. С другой стороны антипсихиатрия часто описывает установленный мир как сам патологический и безумный из-за способа, которым это подчиняет людей бюрократии, протоколу и этикеткам.

Споры по законности в 1970-х

В 1970 психиатры Robins и Guze ввели новые критерии выбора законности диагностической категории и предложили, чтобы случаи шизофрении, где люди выздоровели хорошо, не были действительно шизофренией, но отдельным условием.

В начале 1970-х, диагностические критерии шизофрении были предметом многих споров, которые в конечном счете привели к эксплуатационным критериям, используемым сегодня. Это стало ясным после США-Великобритании 1971 года Диагностическое Исследование, что шизофрения была диагностирована до намного большей степени в Америке, чем в Европе. Это происходило частично из-за более свободных диагностических критериев в США, которые использовали руководство DSM-II, контрастирующее с Европой и ее ICD-9. Исследование Дэвида Розенхэна 1972 года, изданное в журнале Science под заголовком будучи нормальным в безумных местах, пришло к заключению, что диагноз шизофрении в США был часто субъективен и ненадежен.

Политизация в Советском Союзе

В Советском Союзе диагноз шизофрении также использовался в политических целях. Выдающийся советский психиатр Андрей Снежневский создал и способствовал дополнительной подклассификации вяло прогрессирующей шизофрении. Этот диагноз использовался, чтобы дискредитировать и быстро заключить в тюрьму политических диссидентов, обходясь без потенциально смущающего испытания. Практика была выставлена жителям Запада многими советскими диссидентами, и в 1977 Мировая Психиатрическая Ассоциация осудила советскую практику на Шестом Мировом Конгрессе Психиатрии. Вместо того, чтобы защищать его требование, что скрытая форма шизофрении заставила диссидентов выступать против режима, Снежневский сломал весь контакт с Западом в 1980, оставив его почетные положения за границей.

DSM III (1980)

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Споры 1970-х приводят к пересмотру не только диагноза шизофрении, но и пересмотра целого руководства DSM, приводящего к публикации DSM-III в 1980. Пересмотр был основан на Критериях Feighner и Исследовании Диагностические Критерии, которые в свою очередь развились от критериев Малиновок и Гьюза, и которые были предназначены, чтобы поставить диагноз, более надежный (последовательный). С 1970-х больше чем 40 диагностических критериев шизофрении были предложены и оценены.

Источники


  1. Солодников, В. Социология социально-дезадаптированной семьи (+ CD-ROM) / В. Солодников. — М.: Питер, 2007. — 738 c.

  2. Ричард, Витфилд. Анни Лайоннет Как выйти замуж и остаться там. Великолепные отношения. Управление эмоциями. Как сохранить семью, или Когда лучше развестись (комплект из 4 книг) / Ричард Витфилд. Анни Лайоннет, И. А. Удилова. И. И. Петрова Петрова, Александр Кичаев. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 658 c.

  3. Гавэйн, Шакти Доверять себе. Путь к свободе и самовыражению. Пробуждение чувств. Доверься — и следуй! В поисках любви. От ложного доверия к доверию истинному (комплект из 3 книг) / Шакти Гавэйн и др. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 864 c.
История шизофрении
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here