Как философия дзэн-буддизма может помочь решить любую проблему на практике

Сегодня мы рассмотрим тему: "Как философия дзэн-буддизма может помочь решить любую проблему на практике" с полным писанием проблематики. Мы собрали самые интересные сведения по теме и постарались их систематизировать и привести в удобный для чтения вид.

Как философия Дзэн-Буддизма может помочь решить любую проблему на практике

Популярные Фобии

  • Страх неудачи (атихифобия) свойственен каждому индивиду, но одному человеку удае.
  • Страх одиночества хоть раз в жизни испытывал каждый индивид. Многие люди понимаю.
  • Игромания – это аналог зависимости, своего рода вредоносное увлечение, чрезмерно.
  • Консультации

    • Петр к записи Как пережить смерть мамы
    • Александр к записи Констелляция
    • валентина к записи Маниакально-депрессивный психоз
    • Татьяна к записи Признаки измены жены
    • Ведмеш Н.А к записи Как пережить разрыв отношений
  • Пройдите наш опрос

    Этапы преодоления проблемы посредством медитации Дзэн-Буддизма

    Мы продолжаем цикл статей, посвященных книгам «Люди из шкафа» (автор Наталья Москалева). Серия состоит из семи частей. В интернете уже издана первая часть. Одно из ключевых переживаний, которое рассматриваются в книгах, это подавляющее чувство «неуспешности». Автор преодолевает даже самую «страшную» боль посредством медитации…

    В известном произведении все проблемы рассматриваются как следствие неких болезненных чувств, которые управляют нашими реакциями. Когда речь идет об очень большом переживании на уровне «жизни и смерти», можно предположить, что и чувства за ним стоят очень сильные.

    Возможно ли управлять сильными эмоциями, вызывающими реакцию, которая иногда даже противоречит пониманию ума? Возможно. Разумеется, это очень не просто. Однако, пусть читатель не пугается. На пути к собственным изменениям мы преодолеваем только то, что готовы преодолеть. Функцию оберегания сознания от информации, к которой мы не готовы берет на себя бессознательное. Именно оно держит в себе все «запретные» тайны, способные навредить нашей психике.

    Однако, чтобы преодолеть проблему в корне, придется дойти до самого ее дна, того, что скрыто за семью печатями. Путь, разумеется, предстоит неблизкий. Но, если читатель поставил перед собой цель, если он устал всю жизнь подчиняться тому, что портит его жизнь и готов идти вперед (а что же делать еще?), то у него есть все шансы на преодоление. Тем более, что какая разница, что делать, если все равно жить. Зато есть разница в том, как жить… Продолжать мучиться от неуправляемых (пока) очень сильных чувств или встать на путь преодоления?

    Как мы знаем, для того чтобы преодолеть любое внутреннее переживание, необходимо сначала его вытащить из бессознательного, а потом оно отправится в сознание. И только после очередного озарения: «Боже мой, что же я делал!» герой способен уже сознательно изменить свое поведение. Этот механизм придумал не обладатель – такова наша природа.

    Наше сознание способно «переварить» только то, к чему оно готово. Практика Дзэн-Буддизма дает возможность как бы шагнуть вперед, еще до того, как сознание понимает, что происходит. И также здесь не стоит пугаться. Больше одного (безопасного) шага сделать не даст наша встроенная система безопасности – психика, преграждающая путь из бессознательного.

    Через медитацию Дзэн-Буддизма мы постоянно видим и чувствуем то, что не понимаем (потому как «понимание» – это функция ума, но именно его мы и отключаем!). Таким образом, вместе с якобы осознанием происходящего отключается близкое восприятие чувств. Этот механизм образует как бы «подушку безопасности» в тех случаях, в которых кажется невозможным прожить то, что по силе воздействия можно сравнить с действительной опасностью для жизни человека. И хотя это может показаться «бредом» (мы размышляем сейчас умом), а подсознательные реакции, вызывающие порой учащенное сердцебиение, задержку дыхания и другие панические состояния, действительно создают ощущение опасности для жизни. И никакое понимание абсурда происходящего не способно в таких случаях хоть как-нибудь исправить ситуацию.

    Спектр воздействия медитации Дзэн-Буддизма, разумеется, не ограничивается возможностью решения именно сложных переживаний. Здесь логичнее предположить о некоей неограниченности воздействия практики НЕдумания, посредством которой можно преодолеть любую проблему – от простой до сложной.

    Каким образом можно достичь состояния Недумания? Об этом достаточно много материала написано известными авторами. Дает убедительные способы, например, А.Свияш в книге: «Как быть, когда все не так как хочется», и в более глубокой форме В. Жикаренцев в книге: «Медитация энд Концентрация».

    Люди часто задают вопрос о некоей схожести медитации Недумания от абстрагирования от ситуации. Действительно данные состояния можно перепутать: и в том и в другом человек не думает о своей проблеме. Но есть одно очень существенное отличие. В первом случае человек имеет силы не думать, но при этом прекрасно видит свою проблему, осознает ее наличие и очень сильное влияние на его жизнь. Во втором случае человек не думает, потому что делает вид, что проблемы нет. Это можно назвать жизнью с закрытыми глазами. В Дзэн-Буддизме мы принципиально живем с открытыми глазами. Дзэн ничего не отрицает! Вернее даже будет сказать: Дзэн со всем соглашается.

    В заключение статьи, как и обещалось, этапы преодоления проблемы посредством медитации:

    1. Осознай: тобой движет некое оно. Оно имеет причину, желание, цель. Известное влияние на тебя обосновано простыми человеческими потребностями, которые когда-то не были в тебе удовлетворены или востребованы.

    2. Позволь своему чувству быть. Тебе необходимо его принять. Осознай, что это, во-первых, важная часть тебя, во- вторых, проявление естественных потребностей, в-третьих, попытка сделать тебя счастливым. А боль – признак того, что чувство не востребовано.

    Позволь чувству течь. Достигни состояния гармонии рядом с ним. Для этого нужно расслабиться. Как правило, сразу расслабиться не получается и это нормально! Не надо сдаваться на первой неудаче. Ты же не бросил школу, когда первый раз получил тройку или двойку? Когда на тебя действуют очень сильные внутренние переживания, успокоиться сразу и полностью не может получиться. Но это достижимо в постепенной терпеливой работе над собой. Выгоняй все мысли о своем переживании и однажды они уйдут.

    3. Далее теперь с этим чувством предстоит спокойно жить. Не пытайся от него прятаться – все равно догонит. Не снижай действие боли. Не абстрагируйся – это и есть, по сути, прятаться. Очень важно здесь понимать: ни в коем случае, и ни в каком виде не уделяй внимание своему чувству! Любое внимание питает его!

    Разделяй. Вот – я. Вот – чувство. Сделай его параллельным. Чувство не должно пожирать изнутри, но оно живет, болит, просит. А ты все это, разумеется, видишь, но имеешь силы жить своей жизнью, не управляемой этой болью. Ты как бы живешь через боль.

    Здесь срабатывает очень интересный механизм. Степень болевого воздействия на обладателя от чувства снижается по мере снижения степени восприятия этого чувства. Чем менее ты восприимчив к боли, тем быстрее ты от этой боли избавишься.

    Можно привести простую аналогию. Что ты делаешь в случаях, когда, например, порезал палец и он болит, но нужно, допустим, писать этой рукой? Ты берешь и пишешь, постепенно забывая о своей боли и, таким образом, освобождаясь от нее.

    Читайте так же:  Структура и компоненты человеческого сознания в психологии

    Все тоже самое происходит и с другими чувствами, которые так же болят, но только в душе.

    4. Тебе необходимо НАБЛЮДАТЬ за своим чувством, реакциями на него и всем тем, что происходит в это время во внутреннем мире. Наблюдение – это неотъемлемая часть любой медитации.

    Признак правильного наблюдательного состояния: ты осознаешь свои реакции, но при этом способен заснуть, когда ложишься спать. Ты видишь все переживания как бы со стороны. Вся картина, весь спектр представлен без тени и тумана. Все прозрачно.

    Но сам находишься как бы вне событий. Ты – независимый, объективный свидетель.

    Отключи мысли. Они мешают. Нужны чувства – их игра, поведение, трансформации. Ты смотришь фильм из чувств…

    Продолжение читайте далее — Что дает Дзэн-Буддизм

    Следующая и последняя статья, посвященная Дзэн-Буддизму расскажет о результатах, которые удалось достичь автору (и о которых изложено в готовых частях книги «Люди из шкафа»). Было бы неправильным излагать теорию без подтверждения ее на практике. Поэтому автор решил уделить этому отдельную статью.

    Дж. Д. Сэлинджер и дзен-буддизм: в поисках выхода из кризиса

    Почему Дж. Д. Сэлинджер обращается к дзен-буддизму в своих произведениях? Какие новые выходы это учение открывает для человека и общества в кризисный период? Что за загадки и символы писатель оставил в своих текстах для будущих поколений? Углубляемся в творчество Сэлинджера, чтобы разобраться в этих вопросах.

    Дж. Д. Сэлинджер — один из самых загадочных писателей XX века. Искусный мастер американской новеллистики, он оказал большое влияние на формирование мировоззрения не только студенчества 50-60-х гг., но и последующих поколений. Кто не узнает себя в Холдене Колфилде, читая «Над пропастью во ржи», или же свою семью в героях «Зуи»? Однако, несмотря на свою известность, Сэлинджер отрекся от славы и с 1965 года не опубликовал ни одного рассказа. Хотя он и продолжал писать, но прекратил появляться на людях. Что же заставило его удалиться от мира и посвятить себя творчеству, о котором никто не узнает? Возможно, ключ к пониманию загадочного исчезновения Сэлинджера кроется в его произведениях? Попробуем разобраться.

    В повести «Над пропастью во ржи» Сэлинджер всего лишь обозначил назревающую проблему существования человека в современном обществе, основные ценности которого могут оказаться враждебными в отношении личности. Лицемерие, слава и богатство не дают надежных оснований для спасения отдельного человека, каждый встает перед выбором: предательство или бунт. Холден Колфилд бунтует против мира взрослых с целью спасти свою идентичность, свое Я. Однако бунт – это первый шаг, он помогает выявить, но не решить проблему.

    Американское общество, идеологией которого стал прагматизм, утратило духовные основания, и это остро почувствовали, в первую очередь, деятели культуры. Мыслители Запада откликнулись на этот кризис, обратившись к различным религиозным традициям, в частности, к дзен-буддизму. Японский вариант буддизма повлиял на многих художников, писателей и философов того времени, к примеру, Эрих Фромм увидел в буддизме основания для психоанализа и в 1960 году написал «Дзен-буддизм и психоанализ», а Дж. Д. Сэлинджер спустя несколько лет издал сборник «9 рассказов», в котором отразил идеи этой религии, пришедшей на американскую почву. Как пишет исследователь И. Л. Галинская, сам сборник изобилует «множеством «темных мест», загадочных эпизодов, символов, намеков и знаков, не поддающихся на первый взгляд логической интерпретации. Порой — это отдельные слова, фразы, иногда — целые эпизоды и даже сюжетные ходы» [1]. Наверное, ни один читатель не останется равнодушным к этим знакам и символам. Мы предлагаем свою интерпретацию творчества автора.

    Что же такое Дзен-буддизм? Чем он оказался интересен для автора знаменитой повести «Над пропастью во ржи»? Какие новые выходы он открывает для человека и общества в кризисный период?

    Смотрите также: «Философия буддизма»: лекции Александра Пятигорского об отшельничестве, страдании и Дхарме

    Дзен-буддизм и путь к просветлению

    Дзен – это не просто религия, но мировоззренческое основание для развития творческого отношения к действительности. Основание этого учения находится за пределами вербальных форм: дзен — это передача знаний вне священных текстов путем общения учителя и ученика, цель которого просветление.

    Теоретик и популяризатор дзен-буддизма в США Д. Судзуки говорит о том, что практика дзен направлена на достижение особого состояния просветления — сатори.

    «Сатори раскрывает значение того, что обычно скрыто в наших обычных повседневных занятиях – еда, питье, разного рода дела»[2, с. 50].

    По мнению Судзуки, передать смысл, раскрыть значение значит не строго определить, а обозначить их в своей «isness» («естьности»), или жизненности, раскрыть смысл вещи не извне, а из себя. Смысл сатори в духовном освобождении, в очищении от понятий, ярлыков, структуры словесных построений, мешающих непосредственному постижению мира.

    Японский иероглиф «сатори» состоит из двух других, обозначающих «разум» и «я». Для образования сатори необходимо их соединение, при котором человек становится мудрецом.

    Творческая свобода в дзен

    «Мир художника – это мир свободного творчества, который может возникнуть только в прямой интуиции из есть-ности всех вещей, не замутненной чувствами и интеллектом» [2, с. 51].

    Художник создает все из ничего, для творчества ему достаточно только своего Я, ведь созерцание уже есть творческий акт, со-творение. Главный смысл дзен в том, чтобы превратить жизнь в искусство, сделать ее осознанной и разумной.

    Сэлинджер о сатори

    В рассказе Сэлинджера «Голубой период де Домье-Смита» главный герой, молодой художник, уезжает из неуютного Нью-Йорка в Монреаль подработать преподавателем курсов для начинающих художников. В Монреале он живет в одной квартире с начальством – счастливой парой японцев. Поскольку эти курсы заочные, общение с учащимися происходит по переписке, поэтому директор школы и его жена – единственные люди,с которыми он общается. Национальность супругов связана не только с определенным поэтическим настроением, которое хочет передать автор, но и намекает на невербальную передачу традиционных для практики дзен смыслов. Хотя эти люди представляются ему как пресвитериане, он упорно говорит им о том, что изучает буддизм, сам не осознавая почему. Общение с японцами происходит без лишних слов: соседи художника ведут себя как два настоящих учителя дзен, обучающих героя этому искусству, о чем он не догадывается.

    Состояние сатори внезапно нисходит на него, когда в окне ортопедической мастерской он неожиданно увидел девушку:

    «И тут-то это и случилось. Внезапно вспыхнуло гигантское солнце и полетело прямо мне в переносицу со скоростью девяноста трех миллионов миль в секунду. Ослепленный и страшно перепуганный, я уперся в стекло витрины, чтобы не упасть. Вспышка длилась несколько секунд. Когда ослепление прошло, девушки уже не было»[3, с.608, 609].

    Так Сэлинджер описывает состояние сатори. Главный герой постигает вещи такими, какие они есть. Он сливается с миром, переосмысляет отношение к нему и начинает открывать свое подлинное Я. Почему же сатори случается с главным героем?

    Читайте так же:  Танатофобия - что это за боязнь у человека

    Состояние сатори было бы невозможно достичь без наставлений его учителей. Сатори характеризуется внезапностью и непреднамеренностью, человек не знает, когда оно произойдет. Однако, в то же время сатори неотделимо от поступков, достижение сатори вплетено в повседневные действия, оно обнаруживает их значение, открывает перед человеком новую жизнь в гармонии с дзен.

    В произведениях Сэлинджера герои переживают сатори неожиданно не только для себя, но и для читателя, одновременно с этим происходит преображение героев, они открывают духовное богатство, которое наделяет их жизнь смыслом. Мы никогда не узнаем, переживал ли автор подобные религиозные состояния, но вероятно, философия дзен-буддизма позволила ему примирить человека с бытием.

    Сэлинджер не говорит нам о дзен-буддизме напрямую, его задача погрузить читателя в эстетику дзен при помощи символов, смысл которых может оказаться неясным.

    Дзен и внимание к вещам

    В японской культуре, особенно в дзен, новые вещи не особо ценятся. Новая вещь – это чистая вещь, а значит — пустая. Каждый предмет обладает своей историей, и чем он древнее, тем выше его ценность. Задача человека в дзен-буддизме — увидеть полноту, историчность, своеобразие каждой вещи. Нельзя назвать одну вещь более ценной, чем другую. Человек входит в определенное состояние гармонии с миром и каждой вещью в нем. Такое переживание пространства как единого целого интересно и непонятно человеку западной культуры.

    Обретение свободы есть начало жизни

    Жизнь в дзен начинается с переживания сатори- обретения нового взгляда на мир, или просветления. Его можно определить как «интуитивный взгляд вовнутрь, в противовес интеллектуальному и логическому пониманию. В любом случае, сатори обозначает открытие нового мира, точнее, новое его восприятие, не замутненное противоречиями дуализма»[2, с. 62]. Это призыв к освобождению от уз понятийного аппарата для подлинного бытия.

    Главная цель человека в дзен – освобождение. Сатори – это один из способов разрешения противоречия между человеком и обществом. Уход в созерцание не есть отшельничество, это особая духовная практика, способная защитить от низкого и суетливого мира. Сэлинджер считает постижение сатори переломным мгновением в духовном развитии, точкой невозврата в привычный обывательский мир, обретением гармонии, снимающем даже вопросы о жизни и смерти, позволяющим эстетизировать не только окурок, лежащий в конверте, но и собственное самоубийство – как физическое, так и социальное.

    Дж. Д. Сэлинджер не перестал писать, даже когда разорвал связь с суетным миром лжи и лицемерия, это был его способ уединения, тот самый способ стать великим свободным Я, к которому он так стремился еще со школьных времен. Сэлинджер познал славу, но предпочел духовную жизнь мирской, оставив скрытое послание для будущих поколений в своих произведениях.

    Ссылки на источники

    1. Галинская И. Л.Загадки известных книг. Глава первая: Загадка Сэлинджера / URL: http://www.e-reading.club/chapter.php/146229/3/Galinskaya_-_Zagadki_izvestnyh_knig.html

    2. Мир дзэн / несколько замечаний о дзэн Д. Судзуки / Мир дзэн под редакцией С.В. Пахомова СПб.: Наука, 2007 491 с.

    3. Дж. Д. Сэлинджер: над пропастью во ржи: роман, повести, рассказы / М.: Эксмо, 2010. 640 с.

    Обложка: San Diego Historical Society / Getty Images.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Основные идейные принципы дзен-буддизма

    1. Что такое дзэн? Его идейные принципы.

    2. Влияние дзэн-буддизма на японскую культуру.

    3. Дзэн-буддизм в наше время.

    Список использованных источников и литературы.

    Актуальность темы: дзэн-буддизм в последние годы вызывает к себе живой интерес как в Америке, так и в Европе. Он получил такое распространение в основном благодаря трудам Д. Т. Судзуки и А. В. Уотса.

    Хронологические рамки охватывают период примерно с IX века и по наши дни, однако непосредственность дзэна породила распространенное мнение, что это учение исходит из источников, бывших еще до Будды.

    Целью исследования является рассмотрение основных идейных принципов дзен-буддизма, характеристика его влияния на японскую национальную культуру, отличающуюся глубокой символичностью, а также рассмотрение значения философии дзен-буддизма для европейской культуры ХХ века.

    Исходя из цели исследования, автор поставил следующие задачи:

    а) определить, что такое дзэн-буддизм и рассмотреть его идейные принципы;

    б) рассмотреть его влияние на японскую культуру;

    в) рассмотреть дзэн-буддизм в наше время.

    Основными источниками для изучения этой темы являются:

    — «Сто одна история о дзэн»[1]. Здесь приводятся подлинные случаи из жизни китайских и японских учителей дзэн на протяжении более чем пяти столетий.

    — «Десять быков»[2]. Это перевод знаменитого китайского комментария стадий осознавания, ведущих к просветлению, иллюстрированный здесь одним из ведущих в Японии мастеров гравюры 20-го столетия.

    — «Сосредоточение»[3]. Это перевод древней санскритской рукописи. Это древнее учение, хранившееся в Кашмире и других местах Индии более четырёх тысячелетий; его вполне можно считать прародителем дзэн.

    Основным источником была книга «Сто одна история о дзэн». В ней описывается множество различных историй о дзэн, ярко показывающих его цель.

    1. Что такое дзэн? Его идейные принципы

    Это не религия в популярном понимании, так как в дзэне нет бога, которому можно было бы поклоняться, нет также никаких церемониальных обрядов, ни земли обетованной для отошедших в мир иной, и, наконец, в дзэне нет также такого понятия как душа, о благополучии которой должен заботиться кто-то посторонний, и бессмертие которой так сильно волнует некоторых людей. Дзэн свободен от всех этих догматических религиозных затруднений.

    То, что в дзэне нет Бога, не значит, что дзэн отрицает существование Бога. Дзэн не имеет дела ни с утверждением, ни с отрицанием. Когда что-либо отрицается, то само отрицание уже включает в себя противоположный элемент. То же самое может быть сказано и об утверждении. В логике это неизбежно. Дзэн стремится подняться выше логики и найти высшее утверждение, не имеющее антитезы. Дзэн в равной мере не является ни религией, ни философией.

    В то время как, с одной стороны, дзэн в высшей степени абстрактен, его методологическая дисциплина, с другой, — приносит огромную пользу человеку и определяет его мораль. Когда дзэн выражается в нашей повседневной практической жизни, мы иногда забываем о его отвлеченности, и тогда-то как нельзя ярче и проявляется его действительная ценность, так как дзэн находит невыразимо глубокую мысль даже в таких простых вещах как поднятый вверх палец или простое приветствие, обращенное друг к другу случайно встретившихся на улице. В дзэне самое реальное – это самое абстрактное и наоборот. [4]

    Д. Т. Судзуки писал: «Дзэн мистичен, – да иначе и быть не может, так как дзэн является основой восточной культуры. Именно этот мистицизм часто мешает Западу измерить глубину восточного ума в связи с тем, что по природе своей мистицизм отрицает логический анализ, а логичность является основной чертой западного ума. Восточный ум синтетичен, он не придает слишком большого значения несуществующим подробностям, а стремится, скорее, к интуитивному постижению целого.

    Читайте так же:  Понятие делового общения, его функции и особенности

    Дзэн – это систематизация или, скорее, кристаллизация всей философии, религии и самой жизни Дальнего Востока, и в особенности Японии».[5]

    Дзэн-буддизм – это образ жизни и взгляд на жизнь, который нельзя свести к какой-либо формальной категории современной западной мысли. Это не религия и не философия, не психология и не наука. Это образец того, что в Индии и Китае называют «путь освобождения», и в этом смысле дзэн-буддизм родственен даосизму, веданте и йоге. Его можно описать лишь косвенно, указав, чем он не является, подобно тому, как скульптор раскрывает образ, удаляя лишние пласты мрамора.

    Со времен Бодхидхармы, пришедшего в Китай с запада, то есть из Северной Индии, подвергаясь спокойному и систематическому развитию в течение более двух столетий, дзэн-буддизм прочно обосновался на земле конфуцианства и даосизма в виде учения, претендующего на:

    — особое откровение без посредства св. Писания;

    — независимость от слов и букв;

    — прямой контакт с духовной сущностью человека;

    — постижение сокровенной природы человека и достижение совершенства Будды.

    Видео удалено.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Дзэн описывали так: «Особое учение без священных текстов, вне слов и букв, которое учит о сущности человеческого разума, проникая прямо в его природу, и ведет к просветлению».

    Наиболее значительной фигурой в истории дзэна является Эно, которого по традиции называют Шестым патриархом дзэна в Китае. Он действительно создал дзэн-буддизм, в отличие от других буддийских сект, существовавших в то время в Китае. В следующем четверостишии отражен установленный им стандарт истинного выражения веры в дзэне:

    Нет древа мудрости (Бодхи),

    И нет зеркальной глади;

    С начала самого нет ничего,

    Так что же может пылью покрываться?[7]

    Дзэнский обычай самопознания через медитацию для реализации настоящей природы человека, с его пренебрежениями к формализму, с его требованием самодисциплины и простоты жизни, в конечном счете, завоевал поддержку знати и правящих кругов Японии и глубокое уважение всех слоев философской жизни Востока.

    Большинство затруднений и мистификаций, возникающих перед изучающими дзэн на Западе, объясняется их незнанием китайского способа мышления, который значительно отличается от нашего. Именно поэтому, если мы хотим критически отнестись к нашим собственным идеям, он и представляет для нас особый интерес. Трудность здесь состоит не столько в том, чтобы овладеть какими-то новыми идеями, отличающимися от наших, так, например, как философия Канта отличается от философии Декарта или взгляды кальвинистов от взглядов католиков. Задача заключается в том, чтобы уловить и оценить различие в основных предпосылках мысли и в самом методе мышления. Поскольку именно это часто игнорируется, – наша интерпретация китайской философии большей частью оказывается проекцией чисто европейских идей, облачённых в одежды китайской терминологии. Это неизбежный порок изучения философии Азии в рамках западной школы, с помощью слов, и только. В действительности слово становится средством общения лишь в том случае, когда собеседники опираются на похожие переживания.

    Причина, по которой дзэн и даосизм представляют на первый взгляд загадку для европейского ума, заключается в ограниченности нашего представления о человеческом познании. Мы считаем знанием лишь то, что даос назвал бы условным, конвенциональным знанием: мы не чувствуем, что знаем нечто, до тех пор, пока не можем определить это в словах или в какой-нибудь другой традиционной знаковой системе, – например, в математических или музыкальных символах. Такое знание называется конвенциональным, условным, потому что оно является предметом общественного соглашения (конвенции), договоренности относительно средств общения. Как люди, разговаривающие на одном и том же языке, имеют молчаливую договоренность о том, какое слово обозначает какой предмет, точно так же члены любого общества и любой культуры объединяются узами общения, основанными на разного рода соглашениях относительно классификации и оценки предметов и действий.

    Дух дзэн стал означать не только понимание мира, но и преданность искусству и работе, богатство содержания, открытость интуиции, выражение врожденной красоты, неуловимое очарование несовершенства. Дзэн имеет много значений, но ни одно из них не определено полностью. Если бы они были определены, это был бы не дзэн.

    Говорят, если в жизни присутствует дзэн, то в ней нет страха, сомнения и страстей, чрезмерности чувств. Ни нетерпимость, ни эгоистические желания не тревожат этого человека.

    Изучать дзэн – это расцвет человеческой природы – нелегко в любом возрасте и для любой цивилизации. Многие учителя, настоящие и ложные, задавались целью помочь другим в постижении дзэн.

    Истинность следующей истории является одним из бесчисленных и подлинных событий дзэн. [8]

    Нан-ин, японский учитель дзэн, живший в эпоху Мейдзи (1868-1912 гг.) принимал у себя университетского профессора, пришедшего узнать, что такое дзэн.

    Нан-ин пригласил его к чаю. Он налил гостю чашку доверху и продолжал лить дальше.

    Профессор следил за те, как переполняется чашка, и, наконец, не выдержал: «Она же переполнена. Больше уже не войдет».

    «Так же, как эта чашка, – сказал Нан-ин, – вы полны ваших собственных мнений и размышлений. Как же я смогу показать вам дзэн, если Вы сначала не опустошили свою чашу?»[9]

    Подлинный дзэн проявляется в повседневной жизни, это – СОЗНАНИЕ в действии. Больше, чем любое ограниченное знание, раскрывает он все внутренние врата нашей безграничной природы. Мгновенно освобождается ум. А неискренний, притворный и пагубный для сознания дзэн выдумывают священники и дельцы для мелкой торговли.

    Взглянуть на все это можно так – изнутри наружу и снаружи внутрь: повсюду всеохватывающее, струящееся сквозь нас СОЗНАНИЕ.

    Очень наглядно показано, что такое есть дзэн в индийской сказке, которую рассказывал Инаят-хан. Сказка о рыбе, которая приплыла к королеве рыб и спросила: «Я постоянно слышу о море, но что же такое это море? Где оно?»

    Королева рыб ответила: «Ты живешь, движешься и существуешь в море. Море внутри тебя и снаружи, из моря ты создана и в море ты умрешь. Море окружает тебя, как твоя собственная сущность».[10]

    Центральная и наивысшая цель религиозной практики в традиции дзен – сатори. Сатори — это душа дзен, и без него нет дзен», – пишет Д.Т.Судзуки. Сатори присущи некоторые важнейшие черты:

    — иррациональность, необъяснимость, непередаваемость;

    — интуитивное проникновение в сущность природы;

    — ощущение необычности состояния сатори;

    — испытание чувства восторга, как результата реализации чего-то неосознанного;

    — краткость, внезапность, мгновенность сатори.

    Большое внимание уделяется в дзен проблемам психотренинга, для чего используются, прежде всего, практики дзадзэн[11] и коан. Коаны — истории из жизни дзэнских патриархов, которые учитель предлагал ученику в качестве интеллектуальных задач, содержащие, как правило, элементы парадоксальности и ставящие под сомнение возможность рационального мышления. Ум человека, по мнению дзен-буддистов, заменит внезапное озарение, которое может быть высказано в словах, но без соответствующего смысла, так как этот смысл понятен лишь самому озаренному.

    * Дзен не признает существования вселенского Будды, считается, что он есть в каждом индивидууме.

    Читайте так же:  Тренинг личностного роста

    До изучения дзэна для человека горы – это горы и вода – вода. Когда для него блеснет истина дзэна, благодаря наставлениям хорошего мастера, горы для него – больше не горы и вода – не вода; позднее, однако, когда он действительно достигнет сатори, горы вновь становятся горами, а вода – водой.[12]

    Основные идейные принципы дзен-буддизма (стр. 1 из 4)

    1. Что такое дзэн? Его идейные принципы.

    2. Влияние дзэн-буддизма на японскую культуру.

    3. Дзэн-буддизм в наше время.

    Список использованных источников и литературы.

    Актуальность темы: дзэн-буддизм в последние годы вызывает к себе живой интерес как в Америке, так и в Европе. Он получил такое распространение в основном благодаря трудам Д. Т. Судзуки и А. В. Уотса.

    Хронологические рамки охватывают период примерно с IX века и по наши дни, однако непосредственность дзэна породила распространенное мнение, что это учение исходит из источников, бывших еще до Будды.

    Целью исследования является рассмотрение основных идейных принципов дзен-буддизма, характеристика его влияния на японскую национальную культуру, отличающуюся глубокой символичностью, а также рассмотрение значения философии дзен-буддизма для европейской культуры ХХ века.

    Исходя из цели исследования, автор поставил следующие задачи:

    а) определить, что такое дзэн-буддизм и рассмотреть его идейные принципы;

    б) рассмотреть его влияние на японскую культуру;

    в) рассмотреть дзэн-буддизм в наше время.

    Основными источниками для изучения этой темы являются:

    — «Сто одна история о дзэн»[1] . Здесь приводятся подлинные случаи из жизни китайских и японских учителей дзэн на протяжении более чем пяти столетий.

    — «Десять быков»[2] . Это перевод знаменитого китайского комментария стадий осознавания, ведущих к просветлению, иллюстрированный здесь одним из ведущих в Японии мастеров гравюры 20-го столетия.

    — «Сосредоточение»[3] . Это перевод древней санскритской рукописи. Это древнее учение, хранившееся в Кашмире и других местах Индии более четырёх тысячелетий; его вполне можно считать прародителем дзэн.

    Основным источником была книга «Сто одна история о дзэн». В ней описывается множество различных историй о дзэн, ярко показывающих его цель.

    1. Что такое дзэн? Его идейные принципы

    Это не религия в популярном понимании, так как в дзэне нет бога, которому можно было бы поклоняться, нет также никаких церемониальных обрядов, ни земли обетованной для отошедших в мир иной, и, наконец, в дзэне нет также такого понятия как душа, о благополучии которой должен заботиться кто-то посторонний, и бессмертие которой так сильно волнует некоторых людей. Дзэн свободен от всех этих догматических религиозных затруднений.

    То, что в дзэне нет Бога, не значит, что дзэн отрицает существование Бога. Дзэн не имеет дела ни с утверждением, ни с отрицанием. Когда что-либо отрицается, то само отрицание уже включает в себя противоположный элемент. То же самое может быть сказано и об утверждении. В логике это неизбежно. Дзэн стремится подняться выше логики и найти высшее утверждение, не имеющее антитезы. Дзэн в равной мере не является ни религией, ни философией.

    В то время как, с одной стороны, дзэн в высшей степени абстрактен, его методологическая дисциплина, с другой, — приносит огромную пользу человеку и определяет его мораль. Когда дзэн выражается в нашей повседневной практической жизни, мы иногда забываем о его отвлеченности, и тогда-то как нельзя ярче и проявляется его действительная ценность, так как дзэн находит невыразимо глубокую мысль даже в таких простых вещах как поднятый вверх палец или простое приветствие, обращенное друг к другу случайно встретившихся на улице. В дзэне самое реальное – это самое абстрактное и наоборот. [4]

    Д. Т. Судзуки писал: «Дзэн мистичен, – да иначе и быть не может, так как дзэн является основой восточной культуры. Именно этот мистицизм часто мешает Западу измерить глубину восточного ума в связи с тем, что по природе своей мистицизм отрицает логический анализ, а логичность является основной чертой западного ума. Восточный ум синтетичен, он не придает слишком большого значения несуществующим подробностям, а стремится, скорее, к интуитивному постижению целого.

    Дзэн – это систематизация или, скорее, кристаллизация всей философии, религии и самой жизни Дальнего Востока, и в особенности Японии».[5]

    Дзэн-буддизм – это образ жизни и взгляд на жизнь, который нельзя свести к какой-либо формальной категории современной западной мысли. Это не религия и не философия, не психология и не наука. Это образец того, что в Индии и Китае называют «путь освобождения», и в этом смысле дзэн-буддизм родственен даосизму, веданте и йоге. Его можно описать лишь косвенно, указав, чем он не является, подобно тому, как скульптор раскрывает образ, удаляя лишние пласты мрамора.

    Со времен Бодхидхармы, пришедшего в Китай с запада, то есть из Северной Индии, подвергаясь спокойному и систематическому развитию в течение более двух столетий, дзэн-буддизм прочно обосновался на земле конфуцианства и даосизма в виде учения, претендующего на:

    — особое откровение без посредства св. Писания;

    — независимость от слов и букв;

    — прямой контакт с духовной сущностью человека;

    — постижение сокровенной природы человека и достижение совершенства Будды.

    Дзэн описывали так: «Особое учение без священных текстов, вне слов и букв, которое учит о сущности человеческого разума, проникая прямо в его природу, и ведет к просветлению».

    Наиболее значительной фигурой в истории дзэна является Эно, которого по традиции называют Шестым патриархом дзэна в Китае. Он действительно создал дзэн-буддизм, в отличие от других буддийских сект, существовавших в то время в Китае. В следующем четверостишии отражен установленный им стандарт истинного выражения веры в дзэне:

    Нет древа мудрости (Бодхи),

    И нет зеркальной глади;

    С начала самого нет ничего,

    Так что же может пылью покрываться?[7]

    Дзэнский обычай самопознания через медитацию для реализации настоящей природы человека, с его пренебрежениями к формализму, с его требованием самодисциплины и простоты жизни, в конечном счете, завоевал поддержку знати и правящих кругов Японии и глубокое уважение всех слоев философской жизни Востока.

    Большинство затруднений и мистификаций, возникающих перед изучающими дзэн на Западе, объясняется их незнанием китайского способа мышления, который значительно отличается от нашего. Именно поэтому, если мы хотим критически отнестись к нашим собственным идеям, он и представляет для нас особый интерес. Трудность здесь состоит не столько в том, чтобы овладеть какими-то новыми идеями, отличающимися от наших, так, например, как философия Канта отличается от философии Декарта или взгляды кальвинистов от взглядов католиков. Задача заключается в том, чтобы уловить и оценить различие в основных предпосылках мысли и в самом методе мышления. Поскольку именно это часто игнорируется, – наша интерпретация китайской философии большей частью оказывается проекцией чисто европейских идей, облачённых в одежды китайской терминологии. Это неизбежный порок изучения философии Азии в рамках западной школы, с помощью слов, и только. В действительности слово становится средством общения лишь в том случае, когда собеседники опираются на похожие переживания.

    Читайте так же:  Как выявить аутизм у детей на ранней стадии

    Причина, по которой дзэн и даосизм представляют на первый взгляд загадку для европейского ума, заключается в ограниченности нашего представления о человеческом познании. Мы считаем знанием лишь то, что даос назвал бы условным, конвенциональным знанием: мы не чувствуем, что знаем нечто, до тех пор, пока не можем определить это в словах или в какой-нибудь другой традиционной знаковой системе, – например, в математических или музыкальных символах. Такое знание называется конвенциональным, условным, потому что оно является предметом общественного соглашения (конвенции), договоренности относительно средств общения. Как люди, разговаривающие на одном и том же языке, имеют молчаливую договоренность о том, какое слово обозначает какой предмет, точно так же члены любого общества и любой культуры объединяются узами общения, основанными на разного рода соглашениях относительно классификации и оценки предметов и действий.

    Дух дзэн стал означать не только понимание мира, но и преданность искусству и работе, богатство содержания, открытость интуиции, выражение врожденной красоты, неуловимое очарование несовершенства. Дзэн имеет много значений, но ни одно из них не определено полностью. Если бы они были определены, это был бы не дзэн.

    Основы философии буддизма (стр. 4 из 5)

    Итак, дзэн самым серьезным образом настаивает на необходимости внутреннего духовного опыта. Он не придает большогозначения священным сутрам или их толкованиям мудрецами и учеными. Личный опыт прямо противопоставляется авторитетам и внешнему откровению, а самым практическим методом достижения духовного просветления последователи дзэна считают практику дхьяна, называемой в Японии «дзадзэн» («дза» означает «сидеть», а «дзадзэн» можно, в общем, перевести как «сидеть в медитации».

    Здесь необходимо сказать несколько слов в отношении той тренировки, которую проходят последователи дзэна для достижения духовного прозрения, о котором упоминалось раньше и которое составляет основу дзэна, так как именно в этом отношении дзэн в принципе отличается от всех других форм мистицизма. Для большинства мистика — такое сугубо личное, духовное переживание — является чем-то изолированным и неожиданным. Христиане используют молитву, умерщвление плоти или своего рода созерцание с целью вызвать в себе наступление этого состояния, а его дальнейшее развитие предоставляют божественной милости. Но поскольку дзэн не видит в таких вещах сверхъестественного посредничества, то методы его духовной практики отличаются практичностью и систематичностью. Уже в Древнем Китае ясно намечалась такая тенденция, и со временем в конце концов образовалась стройная система. В .настоящее время последователи дзэна имеют в своем распоряжении эффективные методы духовной практики для достижения своей цели. В этом заключается практическая ценность дзэна.

    Является ли дзэн религией?

    Это не религия в популярном понимании, так как в дзэне нет бога, которому можно было бы поклоняться, нет также никаких церемониальных обрядов, ни земли обетованной для отошедших в мир иной, и, наконец, в дзэне нет также такого понятия, как душа, о благополучии которой должен заботиться кто-то посторонний и бессмертие которой так сильно волнует некоторых людей. Дзэн свободен от всех этих догматических и религиозных затруднений.

    Дзэн не отрицает существование Бога. Дзэн не имеет дела ни с утверждением, ни с отрицанием. Когда что-либо отрицается, то само отрицание уже включает в себя противоположный элемент. То же самое может быть сказано и об утверждении. В логике это неизбежно. Дзэн стремится подняться выше логики и найти высшее утверждение, не имеющее антитезы. Поэтому дзэн ни отрицает Бога, ни утверждает его существования, так что в дзэне нет такого Бога, к которому привыкли еврейские и христианские умы. Дзэн в равной мере не являeтcя ни религией, ни философией.

    Что касается тех различных изображений и статуй Будд, бодхисаттв, дзэна и других существ, которые можно встретить в храме дзэна, — это не больше чем куски дерева, камня или металла. Их можно сравнить с прекрасными цветами в саду. Дзэн – это условности. Дзэн берет на себя смелость заявить: безупречные йоги не погружаются в нирвану, а нарушающие обет монахи не попадают в ад. Для обыкновенного ума это стоит в противоречии с общепринятыми законами морали, но здесь также заключается истина и жизнь в дзэне. Дзэн — это дух человека. Дзэн верит во внутреннюю чистоту этого духа и его божественность. Все, что неестественно прибавляется или с силой вырывается, вредит целостности духа. Поэтому дзэн решительно против всяких религиозных условностей. Его религия, однако, налицо. Тот, кто поистине религиозен, с удивлением обнаружит, что, в конце концов, в варварских утверждениях дзэна содержится так много религии. Но сказать, что дзэн — это религия в том смысле, как ее понимают христиане или магометане, будет ошибкой.

    2.3 Классические школы Китая

    Выражение «практиковать религиозное учение» не обозначает чисто внешние изменения – жизнь в монастыре или начитывание священных текстов, но это не означает, что они не могут входить в религиозную практику. В любом случае религиозной практикой следует заниматься применительно к своему сознанию. Если знаешь, как ввести учение в собственный поток, то все физические и словесные действия можно согласовать с практикой. Без этого, сколько бы человек ни медитировал, или начитывал писания, или проводил жизнь в храме, — все это не поможет; ибо для практики важен именно ум. Таким образом, важнее всего принять Прибежище в Трех Драгоценностях (Будде, Его Учении и Духовной Сообществе), учитывая связь между действиями и их следствиями, выработать в себе стремление помогать другим.

    Некогда в Тибете жил знаменитый лама по имени Дром. Однажды Дром увидел человека, совершавшего обход ступы (троекратный обход святынь). «Обход ступы хорошая вещь, — сказал Дром. – Но практика еще лучше».

    Человек подумал: «Ну, значит надо читать священные книги

    Так он и поступил, но однажды Дром увидел его за чтением и сказал: «Чтение священной книги хорошее дело, но практика еще лучше».

  • Источники


    1. Толстая, Наталья Золотой ключик к счастливому дому / Наталья Толстая. — М.: АСТ, 2014. — 320 c.

    2. Леонов, В. Как правильно воспитать своего мужа / В. Леонов. — М.: Мультимедийное издательство Стрельбицкого, 2013. — 248 c.

    3. Марина, Нефедова 12 семейных историй. Счастье быть вместе / Нефедова Марина. — М.: Никея, 2015. — 276 c.
    4. Зайцев, Андрей Социальный конфликт / Андрей Зайцев. — М.: Academia, 2011. — 464 c.
    5. Солодников, В. Социология социально-дезадаптированной семьи (+ CD-ROM) / В. Солодников. — М.: Питер, 2019. — 463 c.
    Как философия дзэн-буддизма может помочь решить любую проблему на практике
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here