Как шизофреногенная мать влияет на будущее своего ребенка

Сегодня мы рассмотрим тему: "Как шизофреногенная мать влияет на будущее своего ребенка" с полным писанием проблематики. Мы собрали самые интересные сведения по теме и постарались их систематизировать и привести в удобный для чтения вид.

Простыми словами о синдроме Мюнхгаузена у матерей

Психические расстройства отрицательно влияют на качество жизни, создавая проблемы преимущественно в социальной сфере.

Но есть и такие расстройства, в результате которых человек вполне осознанно наносит вред своему физическому здоровью, действуя при этом «чужими руками».

Как шизофреногенная мать влияет на будущее своего ребенка? Узнайте об этом из нашей статьи.

Что это такое в медицине?

Синдром Мюнхгаузена — что это такое простыми словами?

Это симулятивное расстройство, при котором индивид целенаправленно фабрикует симптомы болезни, чтобы получить медицинскую помощь.

При этом человек может преувеличивать реальные проблемы со здоровьем или приписывать себе несуществующие диагнозы, симулируя соответствующие симптомы.

Данный синдром был впервые идентифицирован и описан исследователем Ричардом Ашером в 1951 году.

Одержимые желанием пройти курс лечения «Мюнхгаузены» могут наносить себе вред, создавать на теле незаметные порезы, вкалывать неизвестные и опасные вещества, нарочно заносить грязь в раны, провоцируя появление гнойных нарывов и т.д.

Синдром Мюнхгаузена в медицине встречается достаточно часто, и среди «профессиональных больных» преобладают мужчины.

Зачастую людей с расстройством направляют на лечение и даже операции, так как идентифицировать расстройство удается не всегда (или не с первого обращения).

Причины возникновения

Точные причины развития синдрома Мюнхгаузена остаются для специалистов загадкой.

Однако ученые полагают, что подобное расстройство развивается у людей, которые в детстве не получали достаточно внимания.

Недолюбленные дети быстро понимают, что любое недомогание заставляет взрослых суетиться вокруг кровати с больным малышом. Т.е. «положение больного» в их случае связано с реальными выгодами и преимуществами.

Во взрослом возрасте человек специально разыгрывает роль больного, чтобы получить порцию заботы, сострадания, любви, внимания и даже уважения за то, как стойко «Мюнхгаузен» борется с недугом.

Часто люди с подобным расстройством являются выходцами из неблагополучных, неполных или многодетных семей. В таких условиях ребенок не чувствует любовь и защиту родителей, или активно конкурирует с другими членами семьи за внимание матери/отца.

Симптомы и признаки

Люди с синдромом Мюнхгаузена — это истероидные, зависимые от чужой оценки, демонстративные личности.

Они обожают находиться в центре внимания и отличаются некоторой инфантильностью.

Стоит отметить, что люди с подобным синдромом обладают отличными актерскими данными и богатой фантазией. Эти качества обеспечивают правдоподобность «болезненного спектакля».

Люди с синдромом Мюнхгаузена склонны ко лжи, а также очень хорошо ориентируются в нестандартных ситуациях, что позволяет им быстро и эффективно заметать следы и прятать улики, а также парировать любые обвинения и подозрения.

Умелый актер должен также хорошо разбираться в болезнях и терминах, чтобы симулировать у себя те или иные симптомы.

Синдром Мюнхгаузена отличается от ипохондрии тем, что ипохондрик думает, что он болен, а человек с Мюнхгаузеном хочет болеть и жаждет, чтобы его лечили.

Клиническая картина расстройства

Страдающие от расстройства «профессиональные больные» убеждают окружающих в наличии патологии и необходимости ее коррекции (преимущественно посредством хирургического вмешательства).

Они не поддаются на уговоры и убеждения врачей, пытающихся вразумить «борона» и доказать что тот здоров.

Как правило, люди с расстройством обращаются в ближайшие больницы, чудесным образом «извлекая на свет» необходимые симптомы, соответствующие профилю лечебного учреждения.

Если врач при осмотре заподозрит пациента во лжи, зависимый от лечения человек немедленно отправиться в другое медицинское учреждение.

Недоверие врачей и отказ от радикальных мер лечения могут вызвать у «Мюнхгаузена» приступ агрессии и гнева.

Страдающий синдромом пациент начинает угрожать специалистам обращением в уполномоченные инстанции, летальным исходом в результате обострения собственного недуга, жалобами и проч.

Посмотрев фильмы про синдром Мюнхгаузена («Девятая жизнь Луи Дракса», «Маленькая ложь во спасение», «Похороните меня за плинтусом») можно составить точное представление о расстройстве, его развитии и последствиях.

Описание делегированного синдрома

Делегированный синдром Мюнхгаузена (он же синдром Мюнхгаузена по доверенности) — это вид симулятивного расстройства, при котором родитель или опекун намеренно вызывает у зависимого и уязвимого человека симптомы болезни или фабрикуют их, чтобы обратиться за помощью медиков.

Речь в данной ситуации идет не о простом симулировании болезни, так как ребенок или уязвимый взрослый не принимает участие в «больном спектакле», являясь лишь марионеткой в руках человека с реальным расстройством.

Опекун или родитель наносит зависимому лицу вред, чтобы обеспечить правдоподобность истории болезни.

Но зачем человек целенаправленно причиняет вред ближнему? «Бароны» не получают удовольствия от страдания уязвимых «больных».

Но они получают эмоциональные выгоды от сострадания врачей, восхищения окружающих собственной стойкостью и преданностью, участливых взглядов и вопросов по поводу состояния проходящего лечение человека.

Чаще именно матери страдают от делегированного синдрома. И они могут сутками просиживать у койки больного малыша, приносить в жертву личную жизнь и карьеру, терпеть различные неудобства и финансовые убытки.

В больницу поступил маленький пациент, которого привезла мать. Тело мальчика было покрыто гнойными нарывами непонятного происхождения. В результате длительных и серьезных обследований причины патологии выявлено не было.

При этом мать плакала, настаивала на срочной госпитализации ребенка и даже требовала хирургического вмешательства.

В первый раз мальчика положили в больницу, где вскрыли нарывы и сделали перевязку.

Малыш быстро пошел на поправку. Но самым странным в этой истории было то, что за все время пребывания в леченом учреждении у ребенка не появлялись новые нарывы.

Спустя месяц после выписки история повторилась. Мама снова привезла сына на лечение. Тело ребенка было покрыто воспалениями. При этом женщина плакала, умоляла оказать малышу помощь и отказывалась отходить от больничной койки.

Сопоставив отдельные факты, врачи начали подозревать мать во лжи. Но женщина быстро забрала ребенка из больницы, обосновав свое решение желанием обратиться в частную клинику.

Через неделю медсестра призналась, что видела, как мать делала малышу укол грязным шприцом.

В больницу обратилась женщина, утверждавшая, что ее 2-ух летняя дочь засунула в нос пластиковую деталь от игрушки.

Читайте так же:  Почему ребенок в 2-4 года истерит по любому поводу

При обследовании выяснилось, что в носовой полости действительно застрял инородный предмет.

Через две недели женщина обратилась к специалистам вновь. В этот раз девочка проглотила пластиковую деталь. Мать настаивала на немедленной операции, впадая при этом в истеричное состояние.

В третий раз женщина утверждала, что малышка протолкнула фрагмент конструктора в ухо. При тщательном осмотре инородного предмета обнаружено не было.

Но женщина все равно настаивала на операции и очень злилась, когда врачи опровергли факт наличия пластикового элемента в ушном проходе. В результате она покинула клинику с намерением найти более компетентных врачей.

[1]

Синдром Мюнхгаузена у матерей является причиной детского отставания в развитии.

[3]

Ребенок, посредством которого мать добивается прямого контакта с врачами, испытывает сильнейший стресс, не может налаживать контакты со сверстниками, позже других малышей начинает ходить, говорить и играть.

Иногда ситуация заходит так далеко, что родитель доводит своего ребенка до критического состояния или даже организовывает убийство, чтобы потом играть роль раздавленного горем человека и получать сочувствие окружающих.

Действенных способов коррекции синдрома не существует.

Большую роль играет желание самого пациента избавиться от расстройства и его готовность осознать наличие проблемы и необходимость ее решения.

Если больной с синдромом Мюнхгаузена «попался» в руки врачей, его направляют на психологические тренинги, назначают семейную терапию или регулярные консультации у специалиста.

В случае, когда индивид с расстройством опасен для себя или окружающих (зависимых и уязвимых близких), «Мюнхгаузена» отправляют на принудительную госпитализацию с дальнейшим медикаментозным лечением.

Главная задача специалиста при работе со страдающими от расстройства людьми — показать человеку, что существует реальная проблема (не спровоцировав при этом агрессии и новой порции лжи).

Специалист также должен транслировать пациенту, что кроме исполнения роли «больного» есть и другие способы добиться расположения окружающих, а постоянные медицинские вмешательства ограничивают и снижают качество жизни.

Велика вероятность замещения, при которой человек с расстройством воспринимает синдром Мюнхгаузена как очередной повод для получения медицинской помощи и эмоциональных выгод.

Синдром Мюнхгаузена при условии халатного отношения врачей может закончиться серьезными проблемами со здоровьем, инвалидностью и даже летальным исходом.

Поэтому специалистам важно не идти на поводу у человека с расстройством и внимательно отслеживать симптомы, указывающие на наличие синдрома.

Симулятивное расстройство или синдром Мюнхгаузена:

Шизофреногенная мать

К сожалению, шизофрения – самая распространённая психиатрическая проблема нашего времени. При этом, дети и подростки страдают этим недугом в среднем в 5-6 раз чаще взрослых. А не секрет, что психические отклонения детей, как правило, провоцируются их родителями.
Кто же это такая – шизофреногенная мать? Почему она толкает своё дитя в болезнь, хотя, казалось бы, должна, наоборот, всячески оберегать ребёнка от этой болезни?

Основные черты шизофреногенной матери

Почему такое поведение матери провоцирует уход с болезнь?
Перед растущим человеком стоят определённые задачи. Прежде всего, это задача – найти себя, состояться в качестве человека, личности и индивидуальности. На этот путь толкает каждого малыша его человеческая природа.
Однако маленький человек крайне зависим от мамы. Он не может обойтись без неё буквально ни дня, он связан с ней психологической пуповиной. И его мама, его опора, его надежда, его самое близкое существо, его земной Бог – фактически требует от него: не будь человеком. Стань моей куклой, которой я буду манипулировать. Откажись от себя, чтобы угодить мне. Тогда я буду довольна тобой.
Выбрать путь развития – значит оказаться в конфликте не только с мамой (хотя и это для большинства детей невыносимо), но и с самим собой. Ведь своего рода обожествление родителей – характернейшая особенность психологии всех детей.
Поэтому такая позиция матери толкает малыша на другой путь (а третьего не дано) – отказа от себя.
Это и есть путь в болезнь.

Шизофреногенный отец
Отцы редко, по сравнению с мамами, провоцируют болезнь. Однако это возможно.
Такой отец, если у него дочь, отвергает её: явно не любит её, не интересуется ею, не принимает участия в её жизни. Он является отцом только формально. Фактически это чужой человек.
Если у него мальчик, отец провоцирует болезнь, когда предъявляет сыну невыполнимые требования и жёстко наказывает за их невыполнение, особенно, если эти наказания связаны с насилием над личностью малыша, унижением. Также провоцирующим является на внешний взгляд прямо противоположное поведение отца по отношению к сыну: попустительское, бесхарактерное, без всяких требований. Таких мужчин ещё называет «тряпками». На такого отца нельзя опереться, положиться.
Это тоже не настоящий отец.

Шизофреногенная семья
Более половины будущих шизоидных психопатов растут в неполных семьях.
Однако и полная семья может толкать малыша в болезнь.
Так происходит, если взрослые живут каждый своими интересами, не имеют общих целей. Они живут в одной квартире, но фактически не являются семьёй. Они не вместе, а порознь.
Если мама и папа постоянно ссорятся, на глазах детей, в том числе, это тоже провоцирует уход в болезнь.
Если отношения в семье холодные, отчуждённые, формальные, нет дружбы и любви, это тоже болезнетворный фактор.

Нужно добавить, что рост числа заболевших шизофренией детей провоцируется самим современным обществом. С точки зрения его норм и ценностей такая дама, как Ольга, например, — абсолютно идеальная мать.
Именно уклад жизни и ценности Общества Потребления ведут к появлению огромного количества несчастных женщин с несложившейся личной судьбой, а уже эти женщины, пытаясь компенсировать отсутствие подлинного смысла и счастья в своей жизни, невольно начинают толкать своих детей в болезнь.
Как правило, взрослый человек, ведущий себя так, не признаёт своих проблем и всячески защищается от информации, которая могла бы раскрыть ему глаза.
Однако в глубине души женщина полна отчаяния и молит о помощи.
Ей и её малышу можно помочь, но только в том случае, если она сама захочет этого.

Деспотичная мать, или Как вырастить шизофреника.

Запись опубликована लीना · 29 августа 2014

Читайте так же:  Психология мужчин

1 792 просмотра

Автор: Парфенова О. А., Москва.

«Деспотичная» мать, «шизогенная» мать, «шизофреногенная» мать, «отвергающая» мать, «сверхопекающая» мать — термины, отражающие тип поведения матерей, введенные в практику психиатрами и психоаналитиками (в большинстве доступной литературы рассматриваются как синонимы) — тип матери, доминирующей и не заинтересованной в потребностях других, с сильной тревожностью и властностью, осуществляет постоянный контроль за действиями ребенка и зорко следит за четким исполнением написанного плана (в особенно тяжелых случаях, когда не встречает сопротивления, контроль может осуществляться и до пенсии «ребенка»).

Концепцию шизофреногенной матери предложила немецкий психиатр Фрида Фромм-Райхманн, которая развила представление Фрейда о том, что холодные или чрезмерно заботящиеся о воспитании родители могут привести в движение шизофренический процесс.

При лечении больных шизофренией она обратила внимание на их матерей и описала этих матерей как холодных, доминантных и незаинтересованных в потребностях ребенка. Эти матери постоянно сообщают о своем самопожертвовании, в то время как на самом деле используют детей для удовлетворения собственных нужд. Одновременно они проявляют гиперопеку и, в то же самое время, отвергают ребенка, т.е. дезориентируют ребенка и подобными действиями «готовят почву» для шизофренического функционирования.

Г. Бейтсон предложил теорию двойной связи, по которой возникновение и развитие шизофрении объяснялось, прежде всего, особенностями общения в семье больного: в детстве, в его семейном окружении. Длительное детальное (с подробной киносъемкой) изучение некоторых «шизогенных» семей, показало, что ребенок в такой семье находится в особых условиях, и ключевое положение в развитии болезни чаще всего — у матери.

Было установлено, что происходящее в этих семьях, плохо вяжется с обычным представлением о материнской любви: мать «вгоняет» ребенка в шизофрению с помощью точно описанного механизма, который Бейтсон назвал «двойной связью».

Мать, как правило, имитирующая отсутствующее чувство любви к своему ребенку, не выносит сближения с ребенком, но пытается поддерживать с ним связь, требуемую приличием.

Ребенок, нуждающийся в материнской любви, инстинктивно тянется к матери, поощряемый ее словесным обращением.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Но при физическом сближении у такой матери начинает действовать механизм отталкивания, который не может проявиться в прямой и недвусмысленной форме и маскируется каким-либо косвенным способом: мать придирается к ребенку по любому случайному поводу и отталкивает его, высказывая это на более абстрактном уровне, чем первичный уровень «материнской любви». У ребенка практически всегда находится какой-нибудь недостаток, он всегда оказывается в чем-нибудь виноват; например, его любовь к матери объявляется неискренней, потому что он не сделал того или другого. Таким образом, ребенок воспринимает противоположные сообщения, выражающие притяжение и отталкивание, и обычно на разных логических уровнях: притяжение выражается в более простой и прямой форме, а отталкивание – в более сложном, замаскированном виде, с помощью несловесных сигналов, мимики, жестов, или рассуждений, ставящих под сомнение его любовь к матери.

Оказалось, что практически все внушения матери в такой семье имеют двойной характер: на низшем уровне мать внушает ему, что он не должен драться с другими детьми, а на высшем, более абстрактном уровне – что он должен «защищать свое достоинство», «не давать себя в обиду», и т.д. Конечно, во всех случаях ребенок оказывается виновным, поскольку он не исполняет либо первого, прямого внушения, либо второго, косвенного. Этот конфликт между двумя уровнями общения, при котором ребенок «всегда виноват», и называется двойной связкой (двойным посылом).

У ребенка постоянно в ходе общения с такой матерью возникает практически безвыходная ситуация: «Если я хочу сохранить «любовь» матери, я не должен показывать ей, что люблю ее; но если я не покажу, что люблю ее, я ее потеряю».

Другие исследования в этой области показали, что больные шизофренией, как правило, уже в раннем детстве не давали матери особых поводов для беспокойств: быстро развивались, рано начинали говорить, легко отлучались от груди и привыкали к новой пище, быстро усваиваивали правила гигиены, редко плакали — одним словом, не доставляли матери беспокойства. Словно он (ребенок) существует, чтобы выполнять желания матери, было выдвинуто предположением, что уже в самом раннем возрасте на подсознательном уровне ребенок воспринимает истинные чувства своей матери и боится проявлять свои собственные желания и настаивать на их выполнении. Шизофреногенная мать воспринимает своего запуганного ребенка, не смеющего быть самим собой — как послушного и прекрасного.

Требования шизофреногенной матери, ее ожидания и формируют у ребенка первоначальную систему «ложного я».

Из него вырастет такой же удобный для всех взрослый — со сложной системой «ложного я», отвечающей ожиданиям многих людей. Но в какой-то момент баланс между полномочиями «истинного» и «ложного» я нарушается — «ложное я» становится все более самостоятельным и контролирующим все большее число аспектов жизни шизоида.

«Истинное я» катастрофически теряет ощущение как реальности мира, так и собственной реальности — и начинается болезнь.

Открытый таким образом механизм двойной связи («двойного посыла») не ограничивается только отношениями между матерью и ребенком, а представляет очень распространений тип взаимоотношений в семье и обществе.

С практической точки зрения ясно, что не у всех деспотичных матерей дети страдают шизофренией.

Считается, что здоровая реакция ребенка на лицемерие матери – это сопротивление : почувствовав противоречия между требованиями матери, ребенок начинает их «комментировать», то есть высказывать и/или доказывать несправедливость матери и отстаивать свою правоту. Однако, мать реагирует резко: запретом комментировать ее поведение (например, угрожает отдать ребенка в детский дом, выгнать на улицу, сойти с ума или умереть, и т.д.). Таким образом мать пресекает попытки ребенка сопротивляться.

Отец, как правило, тоже не может помочь ребенку, поскольку в «шизогенных» семьях отец ребенка либо подавлен своей женой, либо рано уходит из семьи.

По мнению многих исследователей у деспотичной матери из дочери вырастет точная ее копия, т.е. дочь впоследствии тоже станет деспотичной матерью; а сыновья деспотичной матери отличаются склонностью к асоциальному поведению, они становятся алкоголиками, наркоманами, маньяками, преступниками, ; а также шизофрениками и/или просто неудачниками.

Читайте так же:  Наркотическая зависимость

Поведение, обычно не приводящее к немедленной смерти, но являющееся опасным и/или сокращающее жизнь (пьянство, курение, отказ от медицинской помощи при серьёзных заболеваниях, нарочитое пренебрежение ПДД или техникой безопасности, экстремальный спорт без надлежащей тренировки и экипировки, пренебрежение опасностью во время боевых действий), при том, что совершающий понимает его опасность, но возможный риск ему безразличен — является саморазрушающим, а по сути расценивается как скрытый суицид.

Психоаналитик Марина Тарханова достаточно красочно высказалась относительно деспотичных матерей.

Такая мать всегда найдет поводы для упреков. Властной матери нужен такой ребенок, чтобы всегда жил по ее указке и никогда не становился самостоятельным, она считает, что ее ребенок обязан отождествить себя с тем образом, который создала относительно его в своем воображении его мать, ребенок обязан забыть про свои собственные желания.

Сопротивление, непослушание и возражения будут жестоко подавлены.

Существенным отличием деспотичной матери является следующее: мать предписывает ребенку не только, что делать, но и что думать и какие чувства испытывать. Кроме того,деспотичная мать заранее принимает меры профилактики свободомыслия: осуществляет тотальный контроль по схеме, напоминающей схему обращения в фанатика-сектанта.

При этом она может много говорить о любви и проявлять показную гиперопеку, однако это скрытая форма манипуляции и источник «двойного послания».деспотичная мать не способна критично оценивать свои действия относительно чрезмерной опеки, она не замечает последствий своего давления и всегда твердо убеждена в том, будто знает «что такое хорошо и что такое плохо».

Из личной практики приведу пример. Прилежная, послушная девочка, отличница, всегда бесприкословно выполняла просьбы взрослых, вежлива, предупредительна — одним словом- идеальный ребенок. Мать, проявляя к ней жестокость (побои) внушала своей дочери: » — если ты раскажешь кому-нибудь что твоя мать бьет тебя, все подумают, что ты дрянь; ты доводишь свою мать до такого состояния, что она бьет тебя! Вот я была хорошей девочкой, твоя бабушка никогда меня не наказывала !». Мать запрещала ей дружить с одноклассниками, ходить в гости к другим детям, т.е. всячески пресекала контакты ребенка с окружающим миром. Удивительно ли, что эта девочка сторонилась сверстников и у нее не было друзей, что она никогда и никому не рассказывала о побоях дома?

Отношения властной матери и ребенка парадоксальны и всегда трагичны. Мать обладает в миллион раз более могучими инструментами для «промывания мозгов», чем любой гуру в деструктивной секте — потому что мышление ребенка не обладает критическим оцениванием, потому что он нуждается в матери и любит ее такой, какая она есть; потому что он очень желает исполнить ее требования и страдает, если этого не удается. А требования деспотичной матери всегда неадекватны его возможностям. Ребенку даже нельзя выразить несогласие, а если он все же осмелится, то будет жестоко наказан. Неспособность выполнить высокие материнские требования, ее постоянные разочарования надолго врежутся в память, откликаясь чувством неизгладимой вины.

Находясь под давлением этих ожиданий всю жизнь, человек воспринимает свою неспособность как нечто само собой разумеющееся, становится неудачником в своих отношениях с миром, чем еще больше раздражает свою мать и увеличивает ее прессинг.

Деспотичная мать, или Как вырастить шизофреника.

Запись опубликована लीना · 29 августа 2014

1 792 просмотра

Автор: Парфенова О. А., Москва.

«Деспотичная» мать, «шизогенная» мать, «шизофреногенная» мать, «отвергающая» мать, «сверхопекающая» мать — термины, отражающие тип поведения матерей, введенные в практику психиатрами и психоаналитиками (в большинстве доступной литературы рассматриваются как синонимы) — тип матери, доминирующей и не заинтересованной в потребностях других, с сильной тревожностью и властностью, осуществляет постоянный контроль за действиями ребенка и зорко следит за четким исполнением написанного плана (в особенно тяжелых случаях, когда не встречает сопротивления, контроль может осуществляться и до пенсии «ребенка»).

Концепцию шизофреногенной матери предложила немецкий психиатр Фрида Фромм-Райхманн, которая развила представление Фрейда о том, что холодные или чрезмерно заботящиеся о воспитании родители могут привести в движение шизофренический процесс.

При лечении больных шизофренией она обратила внимание на их матерей и описала этих матерей как холодных, доминантных и незаинтересованных в потребностях ребенка. Эти матери постоянно сообщают о своем самопожертвовании, в то время как на самом деле используют детей для удовлетворения собственных нужд. Одновременно они проявляют гиперопеку и, в то же самое время, отвергают ребенка, т.е. дезориентируют ребенка и подобными действиями «готовят почву» для шизофренического функционирования.

Г. Бейтсон предложил теорию двойной связи, по которой возникновение и развитие шизофрении объяснялось, прежде всего, особенностями общения в семье больного: в детстве, в его семейном окружении. Длительное детальное (с подробной киносъемкой) изучение некоторых «шизогенных» семей, показало, что ребенок в такой семье находится в особых условиях, и ключевое положение в развитии болезни чаще всего — у матери.

Было установлено, что происходящее в этих семьях, плохо вяжется с обычным представлением о материнской любви: мать «вгоняет» ребенка в шизофрению с помощью точно описанного механизма, который Бейтсон назвал «двойной связью».

Мать, как правило, имитирующая отсутствующее чувство любви к своему ребенку, не выносит сближения с ребенком, но пытается поддерживать с ним связь, требуемую приличием.

Ребенок, нуждающийся в материнской любви, инстинктивно тянется к матери, поощряемый ее словесным обращением.

Но при физическом сближении у такой матери начинает действовать механизм отталкивания, который не может проявиться в прямой и недвусмысленной форме и маскируется каким-либо косвенным способом: мать придирается к ребенку по любому случайному поводу и отталкивает его, высказывая это на более абстрактном уровне, чем первичный уровень «материнской любви». У ребенка практически всегда находится какой-нибудь недостаток, он всегда оказывается в чем-нибудь виноват; например, его любовь к матери объявляется неискренней, потому что он не сделал того или другого. Таким образом, ребенок воспринимает противоположные сообщения, выражающие притяжение и отталкивание, и обычно на разных логических уровнях: притяжение выражается в более простой и прямой форме, а отталкивание – в более сложном, замаскированном виде, с помощью несловесных сигналов, мимики, жестов, или рассуждений, ставящих под сомнение его любовь к матери.

Читайте так же:  Алкоголизм – признак тяжелой депрессии

Оказалось, что практически все внушения матери в такой семье имеют двойной характер: на низшем уровне мать внушает ему, что он не должен драться с другими детьми, а на высшем, более абстрактном уровне – что он должен «защищать свое достоинство», «не давать себя в обиду», и т.д. Конечно, во всех случаях ребенок оказывается виновным, поскольку он не исполняет либо первого, прямого внушения, либо второго, косвенного. Этот конфликт между двумя уровнями общения, при котором ребенок «всегда виноват», и называется двойной связкой (двойным посылом).

У ребенка постоянно в ходе общения с такой матерью возникает практически безвыходная ситуация: «Если я хочу сохранить «любовь» матери, я не должен показывать ей, что люблю ее; но если я не покажу, что люблю ее, я ее потеряю».

Другие исследования в этой области показали, что больные шизофренией, как правило, уже в раннем детстве не давали матери особых поводов для беспокойств: быстро развивались, рано начинали говорить, легко отлучались от груди и привыкали к новой пище, быстро усваиваивали правила гигиены, редко плакали — одним словом, не доставляли матери беспокойства. Словно он (ребенок) существует, чтобы выполнять желания матери, было выдвинуто предположением, что уже в самом раннем возрасте на подсознательном уровне ребенок воспринимает истинные чувства своей матери и боится проявлять свои собственные желания и настаивать на их выполнении. Шизофреногенная мать воспринимает своего запуганного ребенка, не смеющего быть самим собой — как послушного и прекрасного.

Требования шизофреногенной матери, ее ожидания и формируют у ребенка первоначальную систему «ложного я».

Из него вырастет такой же удобный для всех взрослый — со сложной системой «ложного я», отвечающей ожиданиям многих людей. Но в какой-то момент баланс между полномочиями «истинного» и «ложного» я нарушается — «ложное я» становится все более самостоятельным и контролирующим все большее число аспектов жизни шизоида.

«Истинное я» катастрофически теряет ощущение как реальности мира, так и собственной реальности — и начинается болезнь.

Открытый таким образом механизм двойной связи («двойного посыла») не ограничивается только отношениями между матерью и ребенком, а представляет очень распространений тип взаимоотношений в семье и обществе.

С практической точки зрения ясно, что не у всех деспотичных матерей дети страдают шизофренией.

Считается, что здоровая реакция ребенка на лицемерие матери – это сопротивление : почувствовав противоречия между требованиями матери, ребенок начинает их «комментировать», то есть высказывать и/или доказывать несправедливость матери и отстаивать свою правоту. Однако, мать реагирует резко: запретом комментировать ее поведение (например, угрожает отдать ребенка в детский дом, выгнать на улицу, сойти с ума или умереть, и т.д.). Таким образом мать пресекает попытки ребенка сопротивляться.

Отец, как правило, тоже не может помочь ребенку, поскольку в «шизогенных» семьях отец ребенка либо подавлен своей женой, либо рано уходит из семьи.

По мнению многих исследователей у деспотичной матери из дочери вырастет точная ее копия, т.е. дочь впоследствии тоже станет деспотичной матерью; а сыновья деспотичной матери отличаются склонностью к асоциальному поведению, они становятся алкоголиками, наркоманами, маньяками, преступниками, ; а также шизофрениками и/или просто неудачниками.

Поведение, обычно не приводящее к немедленной смерти, но являющееся опасным и/или сокращающее жизнь (пьянство, курение, отказ от медицинской помощи при серьёзных заболеваниях, нарочитое пренебрежение ПДД или техникой безопасности, экстремальный спорт без надлежащей тренировки и экипировки, пренебрежение опасностью во время боевых действий), при том, что совершающий понимает его опасность, но возможный риск ему безразличен — является саморазрушающим, а по сути расценивается как скрытый суицид.

Психоаналитик Марина Тарханова достаточно красочно высказалась относительно деспотичных матерей.

Такая мать всегда найдет поводы для упреков. Властной матери нужен такой ребенок, чтобы всегда жил по ее указке и никогда не становился самостоятельным, она считает, что ее ребенок обязан отождествить себя с тем образом, который создала относительно его в своем воображении его мать, ребенок обязан забыть про свои собственные желания.

Сопротивление, непослушание и возражения будут жестоко подавлены.

Существенным отличием деспотичной матери является следующее: мать предписывает ребенку не только, что делать, но и что думать и какие чувства испытывать. Кроме того,деспотичная мать заранее принимает меры профилактики свободомыслия: осуществляет тотальный контроль по схеме, напоминающей схему обращения в фанатика-сектанта.

При этом она может много говорить о любви и проявлять показную гиперопеку, однако это скрытая форма манипуляции и источник «двойного послания».деспотичная мать не способна критично оценивать свои действия относительно чрезмерной опеки, она не замечает последствий своего давления и всегда твердо убеждена в том, будто знает «что такое хорошо и что такое плохо».

Из личной практики приведу пример. Прилежная, послушная девочка, отличница, всегда бесприкословно выполняла просьбы взрослых, вежлива, предупредительна — одним словом- идеальный ребенок. Мать, проявляя к ней жестокость (побои) внушала своей дочери: » — если ты раскажешь кому-нибудь что твоя мать бьет тебя, все подумают, что ты дрянь; ты доводишь свою мать до такого состояния, что она бьет тебя! Вот я была хорошей девочкой, твоя бабушка никогда меня не наказывала !». Мать запрещала ей дружить с одноклассниками, ходить в гости к другим детям, т.е. всячески пресекала контакты ребенка с окружающим миром. Удивительно ли, что эта девочка сторонилась сверстников и у нее не было друзей, что она никогда и никому не рассказывала о побоях дома?

Отношения властной матери и ребенка парадоксальны и всегда трагичны. Мать обладает в миллион раз более могучими инструментами для «промывания мозгов», чем любой гуру в деструктивной секте — потому что мышление ребенка не обладает критическим оцениванием, потому что он нуждается в матери и любит ее такой, какая она есть; потому что он очень желает исполнить ее требования и страдает, если этого не удается. А требования деспотичной матери всегда неадекватны его возможностям. Ребенку даже нельзя выразить несогласие, а если он все же осмелится, то будет жестоко наказан. Неспособность выполнить высокие материнские требования, ее постоянные разочарования надолго врежутся в память, откликаясь чувством неизгладимой вины.

Читайте так же:  Как стать самодостаточным и уверенным в себе мужчиной

Находясь под давлением этих ожиданий всю жизнь, человек воспринимает свою неспособность как нечто само собой разумеющееся, становится неудачником в своих отношениях с миром, чем еще больше раздражает свою мать и увеличивает ее прессинг.

Шизофреногенная мать: тропа в ад вымощена ее поведением

Рассказывает российский психолог Рыженко Ирина Владимировна:

Шизофреногенная мать — это тип матери, поведение которой может привести к шизофрении у ребенка. При этом сама мать, с точки зрения медицины – здорова. Мне чаще приходится работать с детьми подобных матерей. И теперь, когда опыт немного накопился в данной теме, хочется подробнее описать этот феномен и с точки зрения матери, и с точки зрения ребенка.

Часто это добрая и очень заботливая мать. Она много знает, много понимает, у нее все под контролем. Высокая тревожность заставляет ее все продумывать до мелочей. Как бы чего не произошло, ведь мир так опасен.

Своего ребенка она воспринимает как собственность, с которой можно делать все, что угодно. Потребности и желания ребенка игнорируются, не слышатся.

Для такой матери характерна низкая или полное отсутствие критичности к своему поведению и к реальности вообще. Ребенок должен кушать тогда, когда этого хочет мама. Он должен спать, когда мама решила, что пора. С кем ребенку дружить/не дружить мама знает тоже. Ребенок должен чувствовать то, что нравится маме. Одной из моих клиенток 13 лет мать говорит так:

— Улыбайся! Что ты такая грустная? Улыбайся, я сказала! – звучит почти как приказ.

Когда девочка пытается улыбаться (из страха, чтобы не вызвать еще большую ярость матери), мать заявляет:

— Что ты скалишься наигранно! Это оскал, а не улыбка!

Ребенок в такой ситуации чувствует замешательство, от которого недалеко до помешательства… Такой матери трудно угодить, как ни старайся.

Эта мать точно знает, каким должен быть ребенок и каким не должен. И будет очень мягко, но очень настойчиво добиваться этого соответствия. Любое отклонение ребенка от маминых представлений влечет ярость. Ребенок это чувствует, пугается и пытается соответствовать… Ценою разрушения собственной личности.

Лаской или угрозой ребенка приучают с самого детства рассказывать абсолютно все дорогой мамочке. Ребенок остается под таким же тотальным контролем, как тогда, когда он был в утробе. Мать знает о нем все! Только так она спокойна. А ребенок?

А кого это волнует? Вот так мать «любит» своего ребенка. Уж она-то знает — как она любит своего ребенка! Ведь ребенок – весь смысл ее существования. Она так прямо ребенку с рождения и говорит: «Ты единственная радость в моей жизни!»

А что чувствует ребенок?

Если этот вопрос задать матери, она даже не будет об этом спрашивать своего ребенка. Она за него знает, что он счастлив. Потому что считает, что с такой мамой он просто обязан быть счастливым!

Так что же ребенок чувствует на самом деле?

[2]

Давайте спросим у ребенка.

Настя 20 лет, живет 2 года отдельно от родителей. В терапии 2 месяца. Вот некоторые из ее фраз:

«Я чувствую стыд за свое существование на Земле»

«Я потеряла смысл, меня нет. Я рассыпана на крошки как хлеб, как пыль по всему миру»

« Я постоянно ощущаю присутствие матери, ее всевидящий глаз, будто она сидит у меня на плече и критикует»

« Я не могу расслабиться, чтобы заснуть. Мне постоянно нужно куда-то бежать, что-то делать.»

«Меня нет! Я золотая игрушка своей матери!»

Ребенок у такой матери чувствует себя поглощенным ею. В ее полной власти!

Ребенок шиофреногенной матери может быть очень болезненным. От вирусных заболеваний до тяжелых — типа эпилепсии и шизофрении. При этом тяжелые болезни имеют атипическое течение, что только подтверждает психологическую природу их происхождения.

Болеет ребенок для того, чтобы почувствовать границы своего тела, отдельные от матери. Хотя бы через боль…

У таких детей, а затем взрослых вопрос существования и не-существования ставится ребром. Я есть? Или меня нет? От мыслей о собственной бесполезности, о вопросах бытия и смысла человеческого существования до реальных суицидальных действий.

Такие дети ищут и находят экстремальные занятия, типа паркура, парашютного спорта и тому подобного лишь для того, чтобы почувствовать собственное, отдельное от матери, существование.

Татуировки, жесткий пирсинг тоже сюда. Из желания определить свои отдельные границы.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

В любви шизофреногенной матери нет места доверию и чуткости к потребностям другого. А если честно, там нет любви вообще. Есть беспощадная власть с требованиями тотального подчинения представлениям матери об идеальном ребенке, прикрытая лже-заботой и лже-нежностью.

Источники


  1. Герхардсен, Э. И больше не дерись! Как избежать ревности между детьми в семье / Э. Герхардсен. — М.: Альпина Паблишер, 2016. — 205 c.

  2. Ошо Мужчина и женщина. Мир в гармонии и целостности. Мужчина и женщина. Секреты взаимности в астрологии и психологии. Танец энергий. Мужчина и женщина (комплект из 3 книг) / Ошо, Хайо Банцхаф , Бриджит Телер. — М.: ИГ «Весь», 2016. — 688 c.

  3. Станкин, М. И. Психология общения / М.И. Станкин. — М.: Институт практической психологии, 2016. — 296 c.
  4. Руденко, А. М. Психология делового общения / А.М. Руденко. — М.: Дашков и Ко, Наука-Спектр, 2016. — 264 c.
  5. Высоков, И. Е. Психология познания. Учебник / И.Е. Высоков. — М.: Юрайт, 2014. — 400 c.
Как шизофреногенная мать влияет на будущее своего ребенка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here