Простыми словами о синдроме мюнхгаузена у матерей

Сегодня мы рассмотрим тему: "Простыми словами о синдроме мюнхгаузена у матерей" с полным писанием проблематики. Мы собрали самые интересные сведения по теме и постарались их систематизировать и привести в удобный для чтения вид.

Простыми словами о синдроме Мюнхгаузена у матерей

Психические расстройства отрицательно влияют на качество жизни, создавая проблемы преимущественно в социальной сфере.

Но есть и такие расстройства, в результате которых человек вполне осознанно наносит вред своему физическому здоровью, действуя при этом «чужими руками».

Как шизофреногенная мать влияет на будущее своего ребенка? Узнайте об этом из нашей статьи.

Что это такое в медицине?

Синдром Мюнхгаузена — что это такое простыми словами?

Это симулятивное расстройство, при котором индивид целенаправленно фабрикует симптомы болезни, чтобы получить медицинскую помощь.

При этом человек может преувеличивать реальные проблемы со здоровьем или приписывать себе несуществующие диагнозы, симулируя соответствующие симптомы.

Данный синдром был впервые идентифицирован и описан исследователем Ричардом Ашером в 1951 году.

Одержимые желанием пройти курс лечения «Мюнхгаузены» могут наносить себе вред, создавать на теле незаметные порезы, вкалывать неизвестные и опасные вещества, нарочно заносить грязь в раны, провоцируя появление гнойных нарывов и т.д.

Синдром Мюнхгаузена в медицине встречается достаточно часто, и среди «профессиональных больных» преобладают мужчины.

Зачастую людей с расстройством направляют на лечение и даже операции, так как идентифицировать расстройство удается не всегда (или не с первого обращения).

Причины возникновения

Точные причины развития синдрома Мюнхгаузена остаются для специалистов загадкой.

Однако ученые полагают, что подобное расстройство развивается у людей, которые в детстве не получали достаточно внимания.

Недолюбленные дети быстро понимают, что любое недомогание заставляет взрослых суетиться вокруг кровати с больным малышом. Т.е. «положение больного» в их случае связано с реальными выгодами и преимуществами.

Во взрослом возрасте человек специально разыгрывает роль больного, чтобы получить порцию заботы, сострадания, любви, внимания и даже уважения за то, как стойко «Мюнхгаузен» борется с недугом.

Часто люди с подобным расстройством являются выходцами из неблагополучных, неполных или многодетных семей. В таких условиях ребенок не чувствует любовь и защиту родителей, или активно конкурирует с другими членами семьи за внимание матери/отца.

Симптомы и признаки

Люди с синдромом Мюнхгаузена — это истероидные, зависимые от чужой оценки, демонстративные личности.

Они обожают находиться в центре внимания и отличаются некоторой инфантильностью.

Стоит отметить, что люди с подобным синдромом обладают отличными актерскими данными и богатой фантазией. Эти качества обеспечивают правдоподобность «болезненного спектакля».

Люди с синдромом Мюнхгаузена склонны ко лжи, а также очень хорошо ориентируются в нестандартных ситуациях, что позволяет им быстро и эффективно заметать следы и прятать улики, а также парировать любые обвинения и подозрения.

Умелый актер должен также хорошо разбираться в болезнях и терминах, чтобы симулировать у себя те или иные симптомы.

Синдром Мюнхгаузена отличается от ипохондрии тем, что ипохондрик думает, что он болен, а человек с Мюнхгаузеном хочет болеть и жаждет, чтобы его лечили.

Клиническая картина расстройства

Страдающие от расстройства «профессиональные больные» убеждают окружающих в наличии патологии и необходимости ее коррекции (преимущественно посредством хирургического вмешательства).

Они не поддаются на уговоры и убеждения врачей, пытающихся вразумить «борона» и доказать что тот здоров.

Как правило, люди с расстройством обращаются в ближайшие больницы, чудесным образом «извлекая на свет» необходимые симптомы, соответствующие профилю лечебного учреждения.

Если врач при осмотре заподозрит пациента во лжи, зависимый от лечения человек немедленно отправиться в другое медицинское учреждение.

Недоверие врачей и отказ от радикальных мер лечения могут вызвать у «Мюнхгаузена» приступ агрессии и гнева.

Страдающий синдромом пациент начинает угрожать специалистам обращением в уполномоченные инстанции, летальным исходом в результате обострения собственного недуга, жалобами и проч.

Посмотрев фильмы про синдром Мюнхгаузена («Девятая жизнь Луи Дракса», «Маленькая ложь во спасение», «Похороните меня за плинтусом») можно составить точное представление о расстройстве, его развитии и последствиях.

Описание делегированного синдрома

Делегированный синдром Мюнхгаузена (он же синдром Мюнхгаузена по доверенности) — это вид симулятивного расстройства, при котором родитель или опекун намеренно вызывает у зависимого и уязвимого человека симптомы болезни или фабрикуют их, чтобы обратиться за помощью медиков.

Речь в данной ситуации идет не о простом симулировании болезни, так как ребенок или уязвимый взрослый не принимает участие в «больном спектакле», являясь лишь марионеткой в руках человека с реальным расстройством.

Опекун или родитель наносит зависимому лицу вред, чтобы обеспечить правдоподобность истории болезни.

Но зачем человек целенаправленно причиняет вред ближнему? «Бароны» не получают удовольствия от страдания уязвимых «больных».

Но они получают эмоциональные выгоды от сострадания врачей, восхищения окружающих собственной стойкостью и преданностью, участливых взглядов и вопросов по поводу состояния проходящего лечение человека.

Чаще именно матери страдают от делегированного синдрома. И они могут сутками просиживать у койки больного малыша, приносить в жертву личную жизнь и карьеру, терпеть различные неудобства и финансовые убытки.

В больницу поступил маленький пациент, которого привезла мать. Тело мальчика было покрыто гнойными нарывами непонятного происхождения. В результате длительных и серьезных обследований причины патологии выявлено не было.

При этом мать плакала, настаивала на срочной госпитализации ребенка и даже требовала хирургического вмешательства.

В первый раз мальчика положили в больницу, где вскрыли нарывы и сделали перевязку.

Малыш быстро пошел на поправку. Но самым странным в этой истории было то, что за все время пребывания в леченом учреждении у ребенка не появлялись новые нарывы.

Спустя месяц после выписки история повторилась. Мама снова привезла сына на лечение. Тело ребенка было покрыто воспалениями. При этом женщина плакала, умоляла оказать малышу помощь и отказывалась отходить от больничной койки.

[2]

Сопоставив отдельные факты, врачи начали подозревать мать во лжи. Но женщина быстро забрала ребенка из больницы, обосновав свое решение желанием обратиться в частную клинику.

Через неделю медсестра призналась, что видела, как мать делала малышу укол грязным шприцом.

В больницу обратилась женщина, утверждавшая, что ее 2-ух летняя дочь засунула в нос пластиковую деталь от игрушки.

При обследовании выяснилось, что в носовой полости действительно застрял инородный предмет.

Читайте так же:  Что делать, если не можешь отпустить бывшего из сердца и мыслей

Через две недели женщина обратилась к специалистам вновь. В этот раз девочка проглотила пластиковую деталь. Мать настаивала на немедленной операции, впадая при этом в истеричное состояние.

В третий раз женщина утверждала, что малышка протолкнула фрагмент конструктора в ухо. При тщательном осмотре инородного предмета обнаружено не было.

Но женщина все равно настаивала на операции и очень злилась, когда врачи опровергли факт наличия пластикового элемента в ушном проходе. В результате она покинула клинику с намерением найти более компетентных врачей.

Синдром Мюнхгаузена у матерей является причиной детского отставания в развитии.

Ребенок, посредством которого мать добивается прямого контакта с врачами, испытывает сильнейший стресс, не может налаживать контакты со сверстниками, позже других малышей начинает ходить, говорить и играть.

Иногда ситуация заходит так далеко, что родитель доводит своего ребенка до критического состояния или даже организовывает убийство, чтобы потом играть роль раздавленного горем человека и получать сочувствие окружающих.

Действенных способов коррекции синдрома не существует.

Большую роль играет желание самого пациента избавиться от расстройства и его готовность осознать наличие проблемы и необходимость ее решения.

Если больной с синдромом Мюнхгаузена «попался» в руки врачей, его направляют на психологические тренинги, назначают семейную терапию или регулярные консультации у специалиста.

В случае, когда индивид с расстройством опасен для себя или окружающих (зависимых и уязвимых близких), «Мюнхгаузена» отправляют на принудительную госпитализацию с дальнейшим медикаментозным лечением.

Главная задача специалиста при работе со страдающими от расстройства людьми — показать человеку, что существует реальная проблема (не спровоцировав при этом агрессии и новой порции лжи).

Специалист также должен транслировать пациенту, что кроме исполнения роли «больного» есть и другие способы добиться расположения окружающих, а постоянные медицинские вмешательства ограничивают и снижают качество жизни.

Велика вероятность замещения, при которой человек с расстройством воспринимает синдром Мюнхгаузена как очередной повод для получения медицинской помощи и эмоциональных выгод.

Синдром Мюнхгаузена при условии халатного отношения врачей может закончиться серьезными проблемами со здоровьем, инвалидностью и даже летальным исходом.

Поэтому специалистам важно не идти на поводу у человека с расстройством и внимательно отслеживать симптомы, указывающие на наличие синдрома.

Симулятивное расстройство или синдром Мюнхгаузена:

Синдром Мюнхгаузена — что это такое простыми словами, определение слова, лечение

Так ли страшен этот синдром?

Синдром Мюнхгаузена – редкое и сложно диагностируемое психическое состояние. Название этому недугу дал британский врач Ашер ещё в 1951 году. Он описал и систематизировал симптоматику, опираясь на свой медицинский опыт, а также дал этому состоянию название.

Как известно, в литературе барон Мюнхгаузен – ужасный лгун, искусный выдумщик, склонный к преувеличению в колоссальных масштабах.

Суть заболевания в том, что человек любыми способами пытается убедить окружающих, что он тяжело больной, нуждающийся в срочной операции, экстренных мерах, якобы связанных с его здоровьем. Такие люди очень убедительны, их интеллект достаточно высок, они частично компетентны в области своего «заболевания» из-за чего медикам крайне тяжело распознать «мюнхгаузенов». Эти пациенты настолько нацелены на результат (операцию, срочную терапию, приём медикаментов, различные способы диагностики), что способны манипулировать даже достаточно квалифицированными специалистами. К слову, подвержены этому пограничному психическому состоянию именно женщины, процент мужчин, страдающих от синдрома Мюнхгаузена очень мал.

Процент таких сложных пациентов в общем числе невысок, в практике среднестатистического врача они встречаются нечасто. Больные — это эгоцентричные натуры, эмоционально бедные, с заниженной самооценкой, импульсивные, нервные, тревожные, склонные приукрашать действительность, выдумывать небылицы, лгать. Они очень эффектно симулируют различные состояния и симптомы, добиваясь врачебного вмешательства: судороги, обмороки, нестерпимую головную боль, синдром острого живота и подобное. В погоне за повышенным вниманием окружающих и медицинским вмешательством такой «клиент» способен на чудовищные для нормального человека вещи: проглотить инородный предмет, нанести себе раны, тщательно замаскированные под порезы или укусы, принять определённые медикаменты, которые вызывают «нужный» побочный эффект.

Что из себя представляет?

Если «Мюнхгаузена» вычисляют, он, несколько мгновений назад умирающий от нестерпимой боли, судорог или сердечного приступа, чудом выздоравливает, меняет тактику на угрозы, звонки в Минздрав и исчезает в поисках другого специалиста. В одни и те же медицинские учреждения такие пациенты не обращаются, так как рискуют быть рассекреченными. В западных странах имеются специальные базы данных, доступные медикам, где всегда можно проверить, не является ли навязчивый пациент «тем самым бароном». У нас, к сожалению, пока такой практики не существует.

Самое страшное, что больные синдромом Мюнхгаузена, нередко добиваются своих целей: их экстренно оперируют, патологии не обнаруживается и на восстановительном этапе к лечению присоединяется психиатр…

Медики со стажем рассказывают массу поражающих воображение случаев, когда такие пациенты используют кровь животных или что-то подобное, имитируя внутреннее кровотечение, к примеру, желудочное, и попадают прямиком на операционный стол. Что характерно, если больной проживает в районе кардиологического центра, то беспокоить его будут в основном болезни сердца, естественно скрытые патологии. Проживающих около кожно-венерологических диспансеров, преследуют мучительные кожные заболевания. Пользуясь тем, что в конце рабочего дня, ночью или в праздничный день, когда на месте только дежурный врач, бдительность медиков понижается, такие больные начинают «активное наступление».

Что же является причиной болезни?

Однозначного ответа на этот вопрос пока нет, как и масштабных исследований самого заболевания. Это связано с той тонкой гранью, где пересекаются этичность и здравомыслие. Помочь такому человеку, внешне здоровому, ведущему нормальный образ жизни, который испытывает тревогу, истеричные состояния, постоянную боязнь за свою жизнь и глобальную нехватку внимания со стороны окружающих, может только опытный специалист – психиатр.

Учёные считают, что корень проблемы может быть скрыт в недостатке внимания, каких-либо психологических травмах детского периода. Возможно, на некоторых пациентов повлияла негативная ситуация, когда кому-то из близких был поставлен диагноз поздно, несвоевременно, от чего они пострадали. Испытывая подобный страх люди с синдромом Мюнхгаузена, подсознательно пытаются отыскать у себя опасные симптомы и спасти свою жизнь любыми судьбами.

В практике западных специалистов известна женщина, которой в середине 20 века было проведено более 40 операций в более чем 300 клиниках.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Но не так страшен сам синдром, как его «делегированная» форма или, как принято ещё его называть синдром Мюнхгаузена «по доверенности». Это тот самый случай, когда чересчур заботливый родитель (чаще мама) водит своего ребёнка по врачам, доказывая, что у него имеется серьёзное заболевание. В своем стремлении во что бы то ни стало доказать правоту своих предположений, такие родители искажают анализы мочи, кала, выдумывают наличие опасных симптомов и даже «лечат детей» препаратами, которые прописывают им сами. Особую опасность представляют эти заботы для детей раннего возраста, когда ребёнок не способен ответить на вопросы взрослых. Иногда больные «делегированной» формой переключаются на немощных людей, инвалидов. Устраиваются работать сиделками или опекают больного родственника, перенеся на него все свои заботы и опасения.

Синдром Мюнхгаузена достаточно опасное психическое состояние, как для самого человека, так и для окружающих. В случае «делегированной» формы у матери – это прямая угроза жизни и здоровья ребёнка. Это заболевание требует длительного серьёзного лечения у квалифицированного специалиста.

«Ласковые убийцы»: матери с синдромом Мюнхгаузена

Здравствуй Politikus.ru, сегодня поговорим на тему психологии, обсудим синдром Мюнхгаузена. Исследователи склонны относить это расстройство личности к области психологии, но я бы отнёс тяжёлую его степень — делегированный синдром Мюнхгаузена — к области психиатрии.

Читайте так же:  Что делать, если бросила девушка

Не такое уж и редкое психическое расстройство, когда человек симулирует или вызывает у себя симптомы болезней, для того чтобы получить внимание, медицинскую помощь и поддержку со стороны близких, называется синдромом Мюнхгаузена. А его более опасная форма — делегированная (или, как его еще называют, синдром Мюнхгаузена по доверенности).

Родители, супруги или другие близкие жертвы добиваются внимания и помощи в отношении себя, заставляя свою жертву имитировать и преувеличивать признаки несуществующих у нее заболеваний, а что еще хуже — вызывая эти недомогания и физиологические расстройства с помощью медицинских препаратов, опасных веществ или ядов.

Самыми распространенными являются случаи, когда этим занимаются именно матери в отношении своих детей. Это истерического склада личности, добивающиеся признания в обществе и сочувствия от окружающих, играя роль заботливой мамаши больного ребенка, положившей свою жизнь на алтарь спасения своего чада от тяжелой болезни (на самом деле несуществующей или ею же самой спровоцированной).

Эти манипуляции принимают совершенно разные формы. Например, брошенная мужем женщина может травить своего ребенка, провоцировать переломы и заболевания, чтобы, находясь с ним в больнице, потребовать от бывшего материальной и психологической поддержки. Или собирать для мнимого больного средства с помощью благотворительных организаций, получать льготы и пособия от государства.

Ужасно то, что некоторые из этих опасных матерей доводят своих детей до полной инвалидизации или даже смерти. Ни одна из них не признает своей вины, эти женщины не отпускают свою жертву от себя, агрессивно реагируют на подозрения или предположения врачей или близких о факте симуляции. Сами они, как правило, тоже подвергались в детстве насилию или имели в окружении тяжелобольных, страдают от недостатка внимания или общения, имеют не одно психическое заболевание.

Пример делегированного синдрома

Самым нашумевшим скандалом, связанным с вопиющими фактами манипуляций матери-чудовища в отношении своего несчастного ребенка и последующей гибели этой женщины от рук пособника ее же замученного чада — это дело Бланчардов из штата Миссури.

Будучи шестым и младшим ребенком в семье, Ди-Ди стала для мамы объектом повышенного внимания, ее оберегали от болезней и переутомления, не заставляли делать работу по дому и всячески баловали. Девочка выросла в амбициозную девушку, которой родители всегда помогали.

Когда ей было за двадцать, она встретила совсем еще юного парня, которому было всего 17 лет, и забеременела от него. Как только молодому человеку стукнуло восемнадцать, они поженились.

Несмотря на то, что у них родилась дочь Джипси, молодой папаша не смог стать полноценным мужем и покинул Ди-Ди. Но ответственность за дочь он не перекладывал на чужие плечи, общался и помогал ребенку. Тем более, что девочка оказалась очень слабенькой, а вскоре у малышки обнаружили целый букет заболеваний, из-за которого мать должна была находиться неотрывно с ней. И хотя все эти болезни были плодом воображения и злого умысла Ди-Ди, бывший муж и вся семья помогали и опекали мать и дочь.

За много лет родительница усадила Джипси в инвалидное кресло, удалила большинство зубов и остригла волосы. Девочка могла теперь питаться только через трубку.

Ди-Ди получила от государства новый дом (взамен старого, разрушенного ураганом Катрина), пособия и поддержку от благотворительных фондов, возможность путешествовать с дочерью за их счет. Несчастного ребенка она заставляла симулировать и подтверждать симптомы несуществующих заболеваний, держала подальше от друзей и отца, регулярно оплачивающего алименты, чтобы они не сближались.

Мать с дочерью постоянно переезжали, специально отдаляясь от родных, во избежание разоблачения. В итоге, в девятнадцать лет, когда Джипси захотела жить отдельно, быть с возлюбленным и создать свою семью, заложница своей матери организовала убийство Ди-Ди. Молодой человек, с которым девушка познакомилась по интернету, зарезал ножом мать-тирана и забрал свою любимую в свой дом и семью.

Обстоятельства жестокой расправы стали известны правоохранительным органам, Джипси получила 10 лет тюремного заключения, а ее парень — пожизненный срок. Жертва, ставшая убийцей, сейчас практически здорова и ожидает досрочного выхода из тюрьмы, которая показалась ей не страшнее домашнего заточения с матерью.

Сериал по мотивам

Создатели сериала «Острые предметы» очень точно показали зрителю образ женщины с данным синдромом. Таким персонажем стала мать главной героини, за роль которой актриса-исполнительница получила премию «Золотой глобус».

Героиню сериала все ценили и уважали за неустанную «заботу» о вечно болеющей средней дочери, которую эта женщина в итоге свела в могилу с помощью ядовитых отваров. Теперь, как мать, потерявшую ребенка, жители городка ее еще больше почитали, а она, тем временем, принялась за младшую дочку. «Недолюбленную» дочку спас именно тот факт, что она была более независима по характеру и, в связи с этим, отторгаема своей матерью.

Легкие формы делегированного синдрома Мюнхгаузена более распространены, чем тот вариант психической патологии, когда родители «залечивают» отпрысков до смерти. В России это расстройство мало изучено, а в поле зрения психиатров больные попадают, как правило, в связи с другим сопутствующим расстройством.

Читайте так же:  Виды и признаки нарушения сознания человека

Близкие «Мюнхгаузена» должны оказать ему помощь, обратиться к специалистам, поскольку пагубная тяга к подтверждению собственной значимости за счет ребенка может стать опасной.

Психолог рассказывает о синдроме Мюнхгаузена, о людях, которые придумывают свои болезни или, даже, их вызывают.

Как не залюбить до смерти: Делегированный синдром Мюнхгаузена

Мы привыкли, что принципа «Не навреди» придерживаются врачи. Но и матерям полезно о нем помнить. Обращаюсь сейчас к тем, кто не умеет дозировать свою заботу и внимание по отношению к детям. Наверняка ты слышала о гиперопеке (или гиперпротекции). Она представляет собой чрезмерную и нездоровую заботу о ребенке, перманентное желание защитить свое чадо, даже если никакой опасности в радиусе нескольких километров нет.

Мама становится фильтром между окружающим миром и ребенком, отсеивая все, что по ее мнению, может травмировать, как физически, так и морально. Как следствие — ребенок не приспособлен к самостоятельной жизни. Даже самые пустяковые задачи и трудности ставят его в тупик. Естественно, за помощью он спешит к маме, как вечному спасителю и помощнику. И казалось бы, вот он предел мечтаний мам-опекунш — без тебя он и шагу не ступит: или заранее посоветуется, или позовет разбираться с последствиями.

Может быть (что тоже спорно), в пять лет — это очаровательно, когда мальчик ходит с мамой за ручку и не засыпает без ее благословения. Но когда этому мальчику сорок пять, а он продолжает ходить с мамой за ручку, но уже на ковер к начальнику или даже свидания. Страшно, правда?

Включается «принцип зачетки»: сначала ты «работаешь» на воспитание, а потом воспитание против тебя.

В какой-то момент (правда, не всегда) мама то уже и хочет пожить, наконец-то для себя. Но не тут то было. Включается «принцип зачетки»: сначала ты «работаешь» на воспитание, а потом воспитание против тебя.

Часто причиной гиперопеки становится желание родителя самоутвердиться. Только подумайте, как это неэтично — самоутверждаться за счет слабого. А когда у детей случается личностный рост — это не просто пугает родителей, они воспринимают это как вызов, и подсознательно провоцируют конфликт, чтобы вызвать у ребенка чувство вины за свои успехи.

Мама должна быть интересной и вдохновляющей.

Не стоит воспринимать ребенка как проект, успешное выполнение которого поднимет тебя по «карьерной лестнице мамы». Уже не раз писала, но повторюсь. Мама должна (именно должна, не побоюсь нападок феминисток, которые никому ничего не должны) быть интересной и вдохновляющей. Для себя, любимого и детей. Никто не заставляет получать 5 образований, занимать пост министра или совершать кругосветное путешествие. Найди что-то интересное для себя, ту сферу, где ты сможешь реализовать себя и без экспериментов над ребенком.

Все, что было описано выше — инертная гиперпротекция. Но есть еще и демонстративная. Этакий «сын маминой подруги», которого дома третируют по любому поводу. А на публике он лучший в классе, преуспевает в спорте, а в музыкальной школе его фото на доске почта. Да и просто гордость и надежда семьи.

[1]

Представляете, какой у ребенка диссонанс: на семейных торжествах его гладят по головке и просят еще сыграть «Собачий Вальс». Но как только закрываются двери за последним гостем — он, как главная бестолочь, получает очередной подзатыльник. Как минимум, такие дети и во взрослой жизни не воспринимают похвалу, и имеют заниженную (иногда очень) самооценкой. Ну а в худшем случае — теряют инициативу и мотивацию, становясь маминой тенью.

А теперь немного страшилок. Если ты уже успела посмотреть нашумевший сериал «Острые предметы», то уже наслышана о «Делегированном Синдроме Мюнхгаузена» (если еще нет — то советую глянуть, как оберег от неадекватной любви, или чтобы в очередной раз осознать, как тебе повезло с родителями.)

На семейных торжествах его гладят по головке и просят еще сыграть «Собачий Вальс». Но как только закрываются двери за последним гостем — он, как главная бестолочь, получает очередной подзатыльник.

«Делегированный Синдром Мюнхгаузена» — это крайняя степень гиперопеки. Эгоистичная, извращенная, ранящая забота. Если говорить просто, это симулятивное (от слова симуляция) расстройство, когда родитель/опекун делает все возможное, чтобы вызвать у подопечного болезнь или недееспособность, желая всегда быть ему необходимым. Часто это чудовищные истории вредительства, когда здоровых детей сводят в могилу с помощью психологических манипуляций или физических/медикаментозных воздействий.

Опять таки, не от хорошей жизни люди начинают вредить своим детям. Чаще всего эти люди страдают от недостатка психологической поддержки, несчастливы в браке или не состоялись в карьере. Вывод опять очевиден — не компенсируй собственные неудачи воспитанием детей. Ищи себя на других поприщах.

Да, подсознательно нам всегда хочется облегчить жизнь нашим детям. Но нельзя же кормить их только «пюрешками» — рано или поздно в рацион стоит ввести твердую пищу, а в распорядок дня — трудности жизни.

Насилие под маской заботы. Делегированный синдром Мюнхаузена.

По теме насилия в семье написано очень много. Насилие бывает разным – банальное физическое рукоприкладство, эмоциональный шантаж, воспитание по типу Золушки… Но бывает особый вид насилия в семье, когда ущерб здоровью и жизни ребенка наносится удивительно тонко и изощренно. Это даже не просто насилие под маской заботы, это насилие под маской жертвы, и докопаться до истины бывает совершенно нелегко.

Представим себе ситуацию. Семья, состоящая из мамы и дочки. Папы нет, потерялся по дороге. Дочка – сильно болеющий ребенок, часто лежит в больницах. Мать выбивается из сил, ухаживая за дочкой, но улучшение не наступает. Или наступает, но кратковременно, и снова в больницу. Мать где-то работает, кажется, санитаркой, просто больше нигде не берут – постоянно же на больничных. На вопрос «Как дела?» женщина горько улыбается и говорит что-то вроде – «Плохо. Видно, это мой крест, ничего не помогает, опять вчера скорую вызывали». Когда вы иногда встречаете их вместе, сердце сжимается – такие они обе потерянные, болезненные…

Очень хочется посочувствовать, правда?

На свете действительно много болезненных детей и самоотверженных матерей, но иногда отношения детей и родителей в семье могут принимать еще и такую форму:

Читайте так же:  Ревность мужчины и женщины, как избавиться от ревности мужа

делегированный синдром Мюнхаузена.

Сам по себе синдром Мюнхаузена – это симулятивное расстройство, когда пациент специально вызывает у себя симптомы заболевания с целью подвергнуться госпитализации и лечению. Делегированный синдром Мюнхаузена – это когда все вышеописанное делегируется ближнему, чаще всего – ребенку. То есть мать специально вызывает у ребенка какое-либо заболевание. Первый вопрос, который приходит в голову – зачем?

Ответ прост – чтобы получать поддержку окружения, которую другим способом получить невозможно. Заботливая мать, делающая все для своего больного ребенка, имеет больше шансов получить внимание и сочувствие, чем просто мать просто здорового ребенка.

Вот какой пример приводит Р. Комер в книге «Патопсихология поведения»:

«Дженнифер лежала в больнице 200 раз и перенесла 40 операций. Врачи удалили ей желчный пузырь, аппендикс и часть кишечника, вставили специальные трубки в ее грудную клетку, желудок и кишечник. Девятилетнюю девочку из штата Флорида взяла под свое шефство организация «Florida Marlins»; во время одного из временных улучшений она фотографировалась вместе с Хиллари Клинтон в Белом Доме и стала ребенком-символом реформы здравоохранения. Потом полиция информировала мать девочки, что она находится под следствием по подозрению в жестоком обращении с ребенком. Внезапно состояние Дженнифер резко улучшилось. В течение следующих девяти месяцев она лежала в больнице только один раз, с вирусной инфекцией. Эксперты сказали, что множественные загадочные инфекции Дженнифер «могли происходить из-за того, что кто-то подмешивал фекальные вещества» в ее пищу и вводил их в ее уринарный катетер (Katel & Beck, 1996).

От 10 до 30% жертв делегированного синдрома Мюнхгаузена в результате умирают, a 8% тех, кто выживает, остаются калеками на всю. Психологическое, интеллектуальное и физическое развитие ребенка также страдает. Дженнифер пропустила так много школьных занятий, что в свои 9 лет она едва могла читать и писать.

…Мать кажется настолько заботливой и преданной своему ребенку, что окружающие симпатизируют ей и восхищаются ею. Тем не менее, физиологические симптомы исчезают у ребенка, когда его отделяют от заботливой матери. Во многих случаях братья и сестры больного ребенка также становятся жертвами родителя».

Понятно, что в этом случае мать сама страдает от многочисленных психических нарушений. Каких – читайте во второй части статьи.

Делегированный синдром Мюнхгаузена

За последние 3 года довольно активно поднимается эта тема в кинематографе и литературе. И под впечатлением от нового сериала «Притворство» (Act, США), основанного, кстати, на реальной истории, заметила, что делегированный синдром Мюхнгаузена является гипертрофированной формой современного отношения к детям.

Делегированный синдром Мюнхгаузена (или синдром Мюнхгаузена по доверенности) — это вид симулятивного расстройства, при котором человек намеренно вызывает болезненные состояния у другого, чтобы обратиться за медицинской помощью. Он может встречаться у родителей (чаще матерей), ухаживающих за инвалидами родственников или людей помогающих профессий (сиделок, врачей и медперсонала, спасателей).

Человек с таким синдромом удовлетворяет две основные потребности: во внимании и контроле. С нашим отношением к болезни, многие люди нередко спекулируют этим, чтобы вызвать жалость и сочувствие, получить похвалу, восхищение, уважение. Если обратиться к вышеупомянутому сериалу, то одна из главных героинь (носитель синдрома) получала статус героини и нехилую денежную компенсацию за ее старания.

Но меня больше интересует аспект контроля в этой ситуации. Довольно отчетливо прослеживается идея запрета на взросление своего ребенка и желания оставить его в состоянии беспомощного младенца, страха выпустить его в реальный мир. Иногда это может выражаться в психосоматике или так называемых семейных симптомах, когда ребенок может заболевать или иметь проблемы в развитии/общении. Больной ребенок — это домашний ребенок, это неадаптированный ребенок. это ребенок без друзей, что дарит неосознаваемое спокойствие семье.

Второй аспект — реализация собственных амбиций через ребенка. Не все, может быть, хотят быть матерью-героиней больного ребенка, но многие не были бы против быть матерью вундеркинда или великого спортсмена. В обоих случаях, руками ребенка (а другими словами — страданиями ребенка) родители реализовывают свои смыслы в обществе, получают в награду комплименты и благодарности. В нашу эпоху всеобщей погони за успехом, дети невольно становятся средством, а не самоцелью для родителей.

Этот синдром довольно молодой, и мне кажется, что свое распространение он получил именно с развитием детоцентризма и толерантности в обществе. И все чаще я вижу, как родители цепляются за своих детей, желая, чтобы они навсегда оставались маленькими пупсиками, чтобы самим не выходить во внешний мир, который именно им самим видится таким страшным и непредсказуемым.

[3]

Вот фильмы и сериалы, которые вы можете посмотреть на эту тему:

Синдром Мюнхаузена-Прокси или почему матери убивают своих детей

Первые упоминания о подобном расстройстве датируются 1800-ми годами. Но название «Синдром Мюнхаузена» первым использовал доктор Ашер в 1951 году, когда наблюдал пациентов, которые сознательно вызывали у себя симптомы и болезни с главной целью – привлечь внимание медицинского персонала.

После описанных Сэром Мидоу случаев в 1976 году Роджерс и Трип с соавторами опубликовали статью об умышленном отравлении ребенка, зарегистрированного в условиях больничного стационара [1].

В приведенных случаях «Синдром Мюнхаузена прокси» — это форма насилия над ребенком. Рой Мидоу назвал этот синдром как «закулисное насилие над ребенком», совершаемое человеком, чаще всего матерью (реже – отцы), кто осуществляет непосредственную заботу о нем.

Также Рой Мидоу обратил внимание, что матери имеют следующие особенности поведения в условиях стационара:

  • Вежливое и довольно приветливое отношение к медицинскому персоналу, проводящему диагностику, наблюдение и лечение пострадавших детей;
  • Производят внешне положительное впечатление «идеальных» родителей, проявляя заботу о детях;
  • Демонстрируют максимальную готовность к сотрудничеству в условиях медицинского учреждения (естественное и комфортное пребывание в стационаре);
  • Желание быть в центре внимания медицинского персонала;
  • Демонстрация наличия знаний о болезни, ее клинических проявлениях и динамике, которую они вызывали у ребенка (мать постоянно совершенствует знания о заболевании, которое стремиться вызвать);
  • Когда ребенку становилось лучше, они прибегали к хитростям и уловкам, чтобы усилить проявления заболевания у ребенка.

Особенности течения «Синдрома Мюнхаузена-прокси» и варианты проявления. По описанию исследователей данного синдрома обычно указывают на хроническое течение. Реже бывает вариант эпизодического течения, с различными временными интервалами между эпизодами.

Степень тяжести наносимого вреда также бывает различной. Описаны варианты:

  • Действия, непосредственно угрожающие жизни: удушение, отравление, кровопускания, голодание, провоцирование аллергических реакций;
  • Усиление уже имеющихся болезненных проявлений или фальсификацией симптомов с целью ошибочной диагностики;
  • Целенаправленное прекращение назначенного врачами лечения для ухудшения состояния ребенка;
  • Формирование ложных убеждений у окружающих людей о наличии у ребенка заболевания.
Читайте так же:  Гостевой брак

При угрозе разоблачения мать может попытаться возложить вину на кого-нибудь из членов медицинского персонала.

  • Создается ложное убеждение у окружающих о наличии психического расстройства у ребенка (как правило этот имидж формируется постепенно и с раннего детства ребенка);
  • Заранее изучается специфика заболевания, клинические проявления, динамика и т.д. в литературе, по рассказам родственников детей с психической патологией и др.;
  • Возможно манипулирование знакомыми или состоящими с ними в родстве специалистами в области психического здоровья детей, и, прежде всего, детскими психиатрами и клиническими психологами.

Содержание данного варианта течения синдрома включает в большей степени не стремление вызвать психическое расстройство как таковое, а преувеличение элементов поведения, не достигающих уровня психического расстройства, а также распространение ложных сведений о наличии психической патологии у ребенка.

Некоторые специалисты считают, что «Синдром Мюнхаузена-прокси» может выражаться в ложных утверждениях о совершении сексуального насилия над детьми, с неоднократными обращениями в полицию.

Мать воспринимает ребенка не как личность, а как объект, который помогает установить отношения с персоналом.

Клиника. Насилие над ребенком в рамках синдрома начинается, как правило, очень рано, буквально с младенческого возраста и первых лет жизни. По данным исследований средний возраст жертв синдрома составлял 20 месяцев (1,5 года).

Дети, ставшие жертвами синдрома, предъявляют разнообразные жалобы, наиболее частыми из которых являются боли в области живота, диарея, приступы удушья. Часто наблюдаются значительная потеря веса, припадки, кровотечения, необъяснимые повышения температуры, постоянная сонливость [2].

Симптомы нарушений возникают исключительно в присутствии матери и ослабевают в случае ее отсутствия. В тех случаях, когда результаты анализов и данные обследования не подтверждают наличия ожидаемой матерью патологии, она обращается в медицинское учреждение другого района или уезжает в другой город.

В полной семье, другие ее члены, в том числе и отец, обычно не принимают активного участия в совершении насилия над ребенком. Правильность действий матери сомнению не подвергается.

Матери способны убеждать взрослых сиблингов, которые могут заподозрить вред со стороны матери, в правильности своих действий. Даже жертв синдрома заставляют подтверждать именно ту информацию о болезни, которая выгодна матери. Дети боятся противоречить матери из-за страха утратить эмоциональную связь с ней. Также на детей действует убеждение, что верить будут взрослой матери, а не маленькому ребенку. Также страх того, что мать будет «мстить», если ребенок скажет свое мнение или правду [3].

Если мать начинает свои инсинуации в младенческом периоде и продолжает в дальнейшем, у ребенка может сформироваться убежденность, что все действия матери нормальны и правильны. Мать воспринимается дитем в этом случае как идеальный объект, вне зависимости от того объективного вреда, который она причиняет здоровью ребенка [3].

Что мешает распознавать синдром. Ранее считалось, что эта патология довольно редкое явление. В настоящее время нарастает уверенность в том, что недостаточность диагностики связана с неосведомленностью специалистов в области данного расстройства (и внешней «идеальности» и заботливости родителей).

Большой промежуток времени между началом дебюта синдрома и его распознаванием объясняется рядом факторов, которые препятствуют его ранней диагностике. К ним относятся:

  • Неосведомленность у медицинских специалистов (и психологов) о «Синдроме Мюнхаузена-прокси» и отсутствие в практике подобных случаев;
  • Доверчивость специалистов к информации, которую предъявляет внешне очень заботливый родитель – как правило, мать;
  • Убедительность матери и ее осведомленность о заболевании ребенка, которое она вызывает;
  • Вовлечение в диагностику врачей, которые подтверждают анализами и заключениями правильность собственной позиции матери.

Диагностика «Синдрома Мюнхаузена-прокси» (рекомендации). Рой Мидоу рекомендует следующие меры по диагностике и профилактике обсуждаемого:

  • Сбор и качественная проверка (верификация) данных медицинского и социального анамнезов;
  • Проведение интервью с отцом и другими членами семьи в обязательном отсутствии матери для «объективизации» информации;
  • Госпитализация ребенка (как в случае вызывания соматических патологий, так и психических) с целью адекватного наблюдения за характером взаимоотношений между ребенком и матерью, а также для выявления закономерности между появления симптомов и присутствием матери;
  • Разделение ребенка и лица, подозреваемого в наличии «Синдрома Мюнхаузена-прокси» для подтверждения факта, что в отсутствии агрессора симптомы провоцируемой болезни уменьшаются (исчезают);
  • Скрытое видеонаблюдение за системой взаимоотношений между матерью и ребенком в случае совместной госпитализации.

Также автор указывает, что при сборе анамнеза особое значение имеет наличиеотсутствие в семье случаев внезапной смерти, которая может быть связана с «Синдромом Мюнхаузена-прокси» и диагностирована как «синдром внезапной смерти».

Дети, ставшие жертвой «Синдрома Мюнхаузена-прокси» своих матерей, во взрослой жизни испытывают проблемы с пищевым поведением, проявляют признаки психической травматизации и склонны сами к проявлению синдрома.

Этиология. На данный момент нет однозначных данных о причинах появления данного расстройства. Но следует выделить коморбидные синдрому расстройства: послеродовая депрессия, психическое расстройство психотической направленности, личностное расстройство, патология гистрионического спектра.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Психотерапия при «Синдроме Мюнхаузена-прокси» обязательна, но как указывают врачи, занимавшиеся терапией данного расстройства указывают на ее неэффективность.

Источники


  1. Гребнева, В. В. Теория и технология решения психологических проблем. Учебное пособие / В.В. Гребнева. — М.: ИНФРА-М, 2016. — 192 c.

  2. Ципоркина, И. Домашняя дипломатия, или Как установить отношения между родителями и детьми / И. Ципоркина, Е. Кабанова. — М.: АСТ-Пресс Книга, 2006. — 304 c.

  3. Юрчук, В. В. 500 способов обольстить, привязать и удержать богатого мужчину / В.В. Юрчук. — М.: Современное слово, 2012. — 352 c.
  4. Шеламова, Г. М. Деловая культура и психология общения / Г.М. Шеламова. — М.: Академия, 2016. — 192 c.
Простыми словами о синдроме мюнхгаузена у матерей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here