Танцевально-двигательная терапия

Сегодня мы рассмотрим тему: "Танцевально-двигательная терапия" с полным писанием проблематики. Мы собрали самые интересные сведения по теме и постарались их систематизировать и привести в удобный для чтения вид.

Танцевально-двигательная терапия

Программа по танцевально-двигательной терапии проводится в клубе «Анима» уже на протяжении 2,5 лет (с апреля 2010 г). Программа реализуется под руководством И.В. Бирюковой – заведующей кафедрой танцевально-двигательной психотерапии Института практической психологии и психоанализа, президентом Ассоциации танцевально-двигательной терапии (АТДТ), аккредитованным Американской ассоциацией танцевальной терапии (ADTA) преподавателем-супервизором в области ТДТ. Активное участие в проведении занятий принимают студенты и выпускники этой кафедры.

Расскажем нашим читателям об этом виде психотерапии и о том, как проходят наши занятия.

В танцевально-двигательной терапии танец рассматривается как базовая форма коммуникации. Танцетерапевты обращаются к целительной силе танца, чтобы способствовать развитию ощущения целостности и формированию психологического комфорта личности. Тело и душа рассматриваются в неразрывном единстве, где одно является отражением другого.

Известно, что в психиатрии танцевально-двигательная терапия стала применяться с 40-50 годов ХХ столетия. Среди основоположников этого направления в психиатрической практике, прежде всего, стоит назвать Мэриан Чейс и Труди Шуп. Оказалось, что для части пациентов танцетерапевтичекие сессии служили толчком восстановления коммуникации с миром через движение, поскольку любое движение несет коммуникативный смыл, оно является отражением личности: ее установок, потребностей, намерений.

М. Чейс считала, что здоровое тело изначально стройно и скоординировано, а нарушения в форме и функциях – это реакция организма на боль или конфликт. Она писала: «Поскольку мышечная деятельность, выражающая эмоции, является основой танца, и поскольку танец – это средство структурирования и организации такой деятельности, можно предположить, что танец мог бы стать мощным средством коммуникации для реинтеграции пациентов с серьезными психическими нарушениями».

Т. Шуп также считала координацию тела необходимым условием для достижения нормального социального взаимодействия. В качестве важного фактора она выделяла навык ритмической координации. Она полагала, что это то, чему люди, имеющие нарушения в социальных коммуникациях, могут научиться. Труди Шуп писала: «Каждый человек является частью вселенского ритма, и я ни за что не поверю, что найдется хоть кто-то, кто бы выпадал из этого ритма. И все же каждый раз, когда я предлагаю ритмические упражнения, на моих занятиях находится как минимум один участник, который начинает объяснять мне, что он никогда не сможет попасть в ритм. Но как только человек прекращает защищаться от предложенного ритма, я могу раскрыть его ритмическое пространство…..».

В результате танцетерапевтических сессий, которые проводила Труди Шуп, большинство пациентов переживали более глубокий и богатый уровень общения, выражая чувства через движение, двигаясь в общем ритме.

Методические особенности проведения танцевально-двигательной терапии в Клубе «Анима». Танцедвигательные сессии проходят в открытой группе, что является особенностью работы. С учетом этого, каждое занятие имеет завершенную форму. Это позволяет новым участникам присоединяться к группе, а постоянным участникам посещать занятия в своем режиме.

Чувство телесной радости – важный компонент работы, так как именно это чувство часто служит основой стрессоустойчивости и позитивного взгляда на себя и на мир. У некоторых участников это является хорошим ресурсом, а для тех участников, у которых чувство телесной радости не развито, появляется возможность получить этот опыт через синхронное и ритмическое групповое движение, эмоциональное вовлечение в танец.

Задачей каждого занятия является создание безопасного принимающего пространства для того, чтобы участники группы научились чувствовать свое тело и взаимодействовать друг с другом через движение. Для этого используется круговая структура, так называемый «Чейсианский круг», который позволяет участникам группы видеть каждого и присоединяться к движению, брать на себя роль лидера и ведомого, тем самым, улучшать свои коммуникативные навыки.

[1]

Занятия состоят из трех частей.

a) Разминка. Проходит в стиле body jazz.

b) Основная импровизационная часть. Она посвящена импровизации и созданию групповой истории с использованием приемов М. Чейс и H. Лабана. Здесь используются такие техники ТДТ, как: (а) групповое ритмичное движение – для создания атмосферы доверия через координацию в ритме; (б) символичное движение, которое позволяет соединять выразительное движение с образами, и через образы выражать эмоции, и (в) зеркальное отражение движения, которое служит развитию межличностных взаимодействий (как чувствовать себя и быть с другими), дает опыт взаимопонимания и принятия.

c) Завершение. Создание группового движения или танца на заданную тему. Это, либо разучивание группового танца, например, кадрили или, греческого танца, либо создание группового импровизационного танца на темы «Мое имя», «Мое чувство на завершение занятия», «Мой способ сказать до свидания!» и проч.

Эффективность ТДТ подтверждена результатами исследования. Было показано, что танцевальнодвигательные сессии способствуют телесной интеграции участников через расширение спектра двигательных качеств. Наблюдалось улучшение координации движения, развитие способности к взаимодействию на невербальном уровне, расширение выразительного спектра в невербальном взаимодействии. При социологическом опросе получены высокие показатели удовлетворенности участников данным видом психотерапии.

Литература:

Бирюкова И.В. Танцевально-двигательная терапия: тело как зеркало души // Журнал практической психологии и психоанализа, 2001, №1-2; http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php? >

Грёнлюнд Э., Оганесян Н. Танцевальная терапия. Теория, методика, практика. СПб: Речь, 2004.

Чайклин Ш., Шмайс К. Подход Чейс в танцевальной терапии// Журнал практической психологии и психоанализа, 2005, №1 http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php? >

Bartenieff I., Lewis D., Body movement: Coping with the environment. NY: Gordan and Breach, Science Publishers, Inc., 1980

Chaiklin, H. (ed.) Marian Chace: Her Papers. Columbia, MD: ADTA. 1975.

Levy F.J. Dance/Movement therapy. A healing art. USA: The American Alliance for Health, Physical Education, Recreation, and Dance. 1988

Pallaro P., Fischlein-Rupp A. DMT in a psychiatric rehabilitative day treatment setting.// The USA body psychotherapy journal, vol.1, #2, 2002.

Sandel S. The process of individuation in dance-movement therapy with schizophrenic patients// The Arts in psychotherapy, #9, 1982.

Schmais C. Healing process in group dance therapy. //American Journal of Dance Therapy, #8, 1985.

Читайте так же:  Как бросить парня

Shoop T., Mitchell,P. Won’t you join the dance? A dancer’s essay into the treatment of psychosis. USA: Mayfield Publishing Co., 1974

Stanton-Jones K. An introduction to dance-movement therapy in psychiatry. L-NY: Routledge. 1992.

Танцевально-двигательная терапия

Работы В. Райха, А. Лоуэнома, Ф. Александера рассматривают личность в соотношении с её телесной организацией, на основании чего делаются выводы о том, что: 1) телесные движения отражают внутренние эмоциональные состояния, лично­стные особенности и историю развития человека; 2) изменения в двигательном поведении могут привести к изменениям в психике, способствуя здоровью и личностному росту.

Система форм усилий Р. Лабана оказала большое влияние на раз­витие телесной психотерапии, танцевальной психотерапии и хореографии и позволила анализировать двигательное поведе­ние человека с точки зрения 4-х факторов (пространства, времени, силы и течения) и на этой основе строить программу его развития.

В результате этих исследований танец начал рассматриваться не только как социокультурное явление, но и как социально-психологическое и психофизиологическое — как форма невербальной коммуникации и самовыражения. Всё это привело к возникновению в США в конце 1940-х гг. нового психиатрического направления — танцевальной психотерапии, где танец использовался как способ лечения психиатрических больных с так называемым «во­енным неврозом».

[3]

Несколько позже танцеваль­ная психотерапия стала применяться и при работе с нормальными и невротичными клиентами. Первыми танцевальными пси­хотерапевтами были профессиональные танцоры, поэтому появление самой теории танцевальной психотерапии относится только к концу 1950-х годов и первоначально отличалось эклектичностью. В связи с тем, что каждый из психотерапевтов шёл своим путём в современной танцевальной терапии была недостаточно развита исследовательская практика. К 2000 г. а Американской ассоциации танцевальной терапии уже было более тысячи членов, хотя здесь всё ещё существовал не­достаток систематических исследований.

В это время профес­сиональной танцовщицей Мэрион Чейз, которую называли «первой леди» танцевальной психотерапии, были разработаны такие основные понятия: «кинестетическая эмпатия» (эмпатическое принятие партнера путем отзеркаливания его движе­ний) и «ритмическая групповая активность» (совместное движение группы под единый ритм). Поз­же эти понятия легли в основу двух основных методов танцевальной психотерапии. У М. Чейз был талант контактировать с замкнутыми па­циентами и пробуждать их жизненную энергию. Основным умением танцевального психотерапевта, как учила М. Чейз, является его инстинктивная радость от движения, только тогда он сможет передать, «заразить» ею клиента, а основной его целью является поощрять клиента дви­гать своё тело.

Последовательница М. Чейз, Труда Шоуп сосредоточила свою психотерапевтическую работу на спонтанном, катарсическом высвобождении сдерживаемых чувств в танце и исследовании скрытых конфликтов, которые были источ­никами психического и физического напряжения. Она утверждала: любой внутренний опыт находит полную реализацию в теле, и любое телесное переживание влияет на внутреннее самоощущение.

Под влиянием работ К. Юнга Мэри Уайтхаус начинает анализировать процессы бессознательного, используя технику «активного воображения» и понятие «архетипического движения». Она считала, что танец — это путь к бессознательным переживаниям личности; выраженные в танце, они становятся доступными для катарсического высво­бождения и анализа. Целью терапевта является помощь клиенту в поисках «подлинного движения», которое есть проявление Само­сти (по К. Юнгу, самость — регулирующий центр психики и в то же время целое психики. Самость никогда не может быть полнос­тью схвачена сознанием. Опыт самости и непрерывный процесс самореализации являются целью индивидуации).

Теория К. Юнга оказалась очень продуктивной для танцевальной психотерапии. Ее взяли на вооружение такие танцевальные психотерапевты «второй волны», как Пенни Левис, Кэролин Грант Фэй, Джо­ан Чодороу. В 1999 г. Д. Мак-Нили объясняет такую легкую адап­тацию теории Юнга к танцевальной психотерапии тем, что она «не антителесная, она является проводником к телу» [1, 47]. Кроме того, сам Юнг использовал танец как прямое выражение бессознательного в активном воображении и как «вытанцовыва­ние снов».

Под влиянием индивидуальной психологии А. Адлера Л. Эспенак строит теорию своей танцевальной психотерапии, а на основе теории психосексуального развития 3. Фрейда развивает свою теорию Е. Сейгел. В конце 1950-х гг. в США были созданы первые обучаю­щие программы, разработанные М. Чейз, Б. Эван, Т. Шоуп, М. Уай­тхаус, Л. Эспенак. Но только в 1966 г. была учреждена Американская ассоциа­ция танцевальной психотерапии (ADTA), которая рассматривает танцевальную психотерапию как целенаправленное использование любых аспектов танца для помощи в физической и психической интегра­ции личности.

Особое развитие в танцевальной психотерапии получило психодинамическое направление, которое рассматривало действия участников групп в русле психоаналитической теории и ввело понятие катарсиса. Наиболее известными представителями психодинамического направления являются Джери Сэлкин, автор метода «тело-эго», Альберт Пессо, разработавший психомоторный тренинг, и Пэнни Бернштейн, который использует танцевальный ритуал, а также теорию Юнга и гештальт-подход для помощи клиентам в преодолении кризиса возрастного развития. Опираясь на функции первобытного ритуала, в первую очередь на функцию индивидуализации, в безопасной обстановке группы П. Бер­нштейн создает критические ситуации, дающие личности опыт преодоления, борьбы, координации с другими и противопостав­ления себя другим.

В целом в американской танцевальной психотерапии выделяется два основных направления: психодинамическое и непсиходинамическое. Между первым и вторым направлениями много общего. И тот, и другой подход используют танец как средство самовыражения и об­щения, и в том и в другом подходе apriori считается, что манера и характер движений отражают личностные особенности человека. Отличие этих подходов — в «интерпретативном» характере психо­динамического подхода и в расстановке акцентов. Если в психоди­намическом направлении основная работа сосредоточена на отреагировании подавленных чувств и отношений, на повторном переживании последовательных этапов развития и т. д., то в непсиходинамическом подходе акцент ставится либо на развитии экспрессивного репертуара, либо на свободном выражении чувств в за­висимости от теоретических взглядов танцевального терапевта.

В Германии наиболее известна теоретическая концепция и гуманноструктурированная танцевальная терапия (HDT), созданная Понтером Аммоном, которая базируется на по­зитивном определении бессознательной личности и на теории мно­гомерной личности с интегрированными измерениями в здоровье и дезинтегрированными — в болезни. Для Г. Аммона цель терапии — в интеграции различных измерений личности в тождественность человека. Её фундаментальными аспектами являются: индивидуальный спонтанный танец, выражающий внутрен­нее состояние; коммуникация через тело и движение танцора; обратная связь группы, данная танцору после его танца. В пределах группы танцор «переживает» свое тело, выражая себя в танце посредством языка тела, осуществляет контакт как с самим собой, так и с группой, что имеет громадный творческий, интегративный и излечивающий эффект не только для самого танцора, но и для группы. Цель HDT достигается с помощью следующих мето­дических приемов: одинокий, отдельный, обособленный (single) спонтанный танец, выбор одежды для танца, танец с использовани­ем музыки или без неё, танец с использованием барабана, медита­ция в группе в начале и медитативный танец в конце сессии.

Читайте так же:  Описание и пример внутреннего мира человека

Танцевально-двига­тельная терапия (DMT) в Великобритании возникла на совершенно иной, чем американская, почве и поэтому вынуждена была решать на ранних этапах своего становления иные задачи. Она определила свой статус как отдельная дисциплина, найдя своё место между физиотерапией и трудотерапией. Сегодня танцевально-двигатель­ная терапия является одним из видов арт-тера­пии, имеющим свои собственные валидные обучающие процедуры, супервизирование профессиональной практики и свое научное исследование.

Главными элементами DMT являются: личность (терапевта, клиента), психотерапевтический процесс и движение как фор­ма невербальной коммуникации. X. Пейн подчеркивает, что катарсическая природа танца освобождает напряжение, вызванное стрессом, принося облегчение. Танцевальное движение является приносящим удовольствие расходом энергии, в отличие от обыч­ных движений, которые являются релаксацией и сублимацией. Эту идею X. Пейн подтверждает многочисленными исследованиями, которые показали, что: во-первых, эндорфины, производимые мозгом во время танца, могут понизить болевые ощущения, действуя как транквилизатор; во-вторых, энергичная активность приводит к ослабле­нию сильных отрицательных эмоций; в-третьих, разрядка напряжения пос­ле двигательных упражнений длится дольше, чем после медитации; в-четвёртых, уменьшение тревожности в танцевальных группах было значи­тельнее, чем в спортивных и музыкальных группах. Поэтому DMT предпочтительна в лечении стресса и ряда психосоматических нарушений.

Ещё одной особенностью танцевально-двигательной терапии в Великобритании является то, что она не отрицает взаимосвязи между характеристиками движений и личностными пе­реживаниями.

Так, в исследовании X. Пейн было показано, что при работе с детьми и подростками, характеризующимися аутизмом, психотическими нарушениями, делинквентным поведением, основ­ной целью терапии явилось вовлечение их в творческий, строящий взаимоотношения опыт. Она пишет, что опыт синхронного танца с целой группой даст чувство совместности, принадлежности, являю­щееся терапевтическим для данного контингента участников. Также, кроме синхронного танца с группой, X. Пейн был использован метод совместного движения с терапевтом (следование по пятам, подража­ние, отзеркаливание) и техника подстрочного комментария к движе­нию, которая побуждала детей говорить о том, что они чувствуют, спо­собствуя установлению контакта с самим собой и с другими.

Ж. МакДональд в работе с «ограниченными» пациентами также сосредоточила терапевтические цели на гармоничном совместном движении. Она подчеркивает, что танец, как ритмическое движение, дает опыт структуриро­вания пространства и собственных движений, координации с другими. Танец и движе­ние позволяют таким клиентам получить доступ к своим чувствам и, наоборот, через определенные, заданные структуры движений пережить определенные чувства; в-третьих, танец, который с успе­хом может осуществить человек с ограниченными умственными способностями, является для него своеобразным опытом успешно­го действия, способом развития самоэффективности.

Э. Ноак разрабатывает юнгианский подход в DMT, делая акцент на исследовании сознательных и бессознательных аспектов отно­шений и взаимоотношений личности, проявляющихся в движении и танце. Особое значение она придает круговому танцу. Э. Ноак приписывает раннему круговому танцу функции сохранения, выживания, целостности рода. Интерпретируя круговой танец как алхимическое превращение (по К. Юнгу), она рассматри­вает его как священный акт, помогающий личности увеличить чув­ство контроля и уверенности. В греческом же танце она видит ми­фологическую основу и божественную энергию.

Б. Микумс в работе, посвященной коррекции нарушенных отношений в диаде «мать-ребенок», сообщает о значительном улучшении взаимоотношений в парах после курса DMT (возникновение чувств открытости, развитие более позитив­ного отношения ребенка к матери и т. д.). Теоретической основой ее работы явилась «концепция диалога», а основными целями — поощрение детско-материнских интеракций, осознание межличност­ных образцов поведения, демонстрация позитивных отношений, обучение матери следовать за ребенком (а не вести), развитие спо­собности матери защищать ребенка. Б. Микумс использует диадный танец матери и ребенка как спо­соб диагностики и коррекции контроля, заботы, эмпатии, взаим­ной идентификации, стиля взаимодействия.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что в со­временной танцевальной психотерапии происходит перенос акцента с использования танца как средства психофизической регуляции на его использование как средства установления, поддержания и кор­рекции межличностных отношений.

Танцевальная терапия возникла из объе­динения современного танца с существующими теориями личнос­ти, группы и психотерапии, но на сегодняшний день единой теории танцевальной терапии не существует.

Танцевально-двигательная терапия с семьями и детьми

От автора: Вы можете посетить занятие по «Танцевально-двигательной терапии» Преподаватель:
Пермина Светлана — кандидат психологических наук, cпециалист по интегративной психологии, арт-терапевт, преподаватель МАПН. Российский групп-лидер. Региональный представитель по Уральскому Федеральному округу,член-корреспондент Международной Академии Психологических наук http://www.or-sun.ru/cgi-bin/catalog/viewpos.cgi?in_ >

В предлагаемой вниманию читателей статье представлено описание практического опыта работы с семьями, с подростками и детьми, а также некоторые материалы учебного курса по работе с семьями в танцевально-двигательной терапии.Многие теоретические обоснования могут показаться спорными, так как выведены из практического опыта. В статье рассмотрены случаи из практики, в которых применение танцевально-двигательной терапии оказалось эффективным методом решения определенных терапевтических задач.

Мой личный путь с детства был связан с занятиями музыкой, театром и танцами. Эти сферы помогали мне выражать радость, переживать горе, расти и развиваться. И, когда я выбрала профессию психолога, я знала сразу, что область моих интересов будет связана с практической деятельностью, сочетающей психологию с различными формами творчества.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Общение с различными семьями позволило мне увидеть, как присутствие творчества в повседневной жизни семьи может помочь в решении трудностей, которые в ней возникают. Часто семьи приходят в терапию в таком состоянии, что о творческом подходе в жизни давно забыто. Мы начинаем разбирать сложные ситуации и конфликты, и оказывается, что слова уже «не работают» или им уже не верят. В таких случаях я прошу «показать» ситуацию (используя психодраму) или станцевать (применяя танцевально-двигательную терапию).

Танцевально-двигательная терапия в работе с семьями с темой установления личных границ

Ролевое взаимодействие в семье

Следующей темой, с которой эффективно можно работать с семьями, применяя метод танцевально-двигательной терапии, является ролевое взаимодействие в семье. Одно из исследований, которое мы можем предложить в этой связи, называется «Кинетическая скульптура». Мы просим, сделать скульптуру взаимоотношений каждого из членов семьи и «оживить» ее, задавая каждому характерное движение. На словах часто может утверждаться «правильное» распределение ролей в семье, но в таком танце всегда видны как зоны проблемного взаимодействия, так и реальные взаимоотношения: кто на самом деле играет роль ребенка, кто — родителей, кто — дедушек и бабушек и т.д. Перефразируя название известной передачи «Очевидное — невероятное», можно утверждать, что в танцевально-двигательной терапии вероятное и невероятное становится очевидным через движение, мимику, жесты и звуки.

Возвращаясь к теме создания курса для детей по исследованию базовых эмоций, мы каждое занятие посвящали исследованию одной эмоции. Мы рисовали ее, разговаривали о ней, сочиняли сказки, и каждый ребенок придумывал танец выбранной эмоции. Большое удовольствие у детей вызывало именно сочинение своих танцев, где они могли выразить свои чувства в безопасной форме. Интересное наблюдение состоит в том, что в этом возрасте дети неохотно играют отрицательных персонажей, предпочитая изображать принцесс и принцев, но они с энтузиазмом сочиняли танец злости, становились злостью, исполняя ее танец, и это не вызывало сопротивления. Значимость выражения эмоций через движение состоит в том, что именно таким образом осуществляется знакомство с собственными эмоциями, их принятие, а также развитие психологической способности переживать собственные чувства и принимать их у других. Прошло уже семь лет со времени проведения первой такой группы и дети, уже ставшие подростками, до сих пор вспоминают эту работу с эмоциями.

Работа с довербальными стадиями развития в танцевально-двигательной терапии

Наверное, одна из самых сильных сторон танцевально-двигательной терапии как метода является работа с довербальными стадиями развития, так как опыт этого периода запоминается телесно и не оформлен в слова, поэтому через движение появляется возможность войти в соприкосновение с этим ранним опытом, осознать и изменить его, если потребуется.

Индивидуальная работа с подростками в танцевально-двигательной терапии

Когда задают вопрос, а как можно применять танцевально-двигательную терапию в работе с подростками, важно уточнять, в какой работе — в группах иди индивидуально. Так как выбор техник сильно отличается, в связи с особенностями именно этого возраста.

В завершении, говоря об эффективности работы с семьями, детьми и подростками с применением методов танцевально-двигательной терапии, хотелось бы отметить, что существует еще множество других аспектов в рассмотрении этого вопроса, которые не удалось затронуть в данной статье, так как метод танцевально-двигательной терапии многогранен, может синтезироваться с другими методами терапии, и каждый терапевт уникален, привнося свою личность в работу. Еще раз хотелось бы отметить, что танцевально-двигательная терапия как метод позволяет найти ресурсы в собственном теле, научиться их выражать и создавать Свой Неповторимый Танец Жизни.

Танцевально-двигательная терапия с семьями и детьми

Год издания и номер журнала: 2005, №1

Танцевальная терапия: теория и практика

День открытых дверей состоится 09.10.2019.
Записаться
Подробнее о дне открытых дверей.

Начало занятий по программе 11.11.2019

На обучение принимаются лица с высшим образованием и студенты старших курсов. Наличие хореографической подготовки (занятия танцами в течение нескольких лет) существенно влияет на эффективность обучения.

Выпускники института, успешно прошедшие обучение, получают диплом, дающий право на ведение нового вида профессиональной деятельности в области танцевальной терапии.

Обучение проходит в очно-заочной форме в течение одного года. Общий объем – 605 учебных часов (из них 486 часов составляют аудиторные занятия). За год вы примите участие в трех очных сессиях продолжительностью 18 дней каждая. Каждый день вы будете заниматься с 10.00 до 18.00 часов. После каждой сессии студенты пишут зачетные работы, сдают экзамены, что является основанием для перевода на следующую ступень обучения.

Даты проведения очных сессий нового набора:

  • 1 сессия: 11.11.2019 — 30.11.2019
  • 2 сессия: 16.03.2020 — 04.04.2020
  • 3 сессия: 17.08.2020 — 05.09.2020

Стоимость обучения за одну сессию составляет 41800 рублей. В связи с инфляцией и изменением конъюнктуры рынка стоимость обучения может быть повышена, но не более чем на 6% за сессию.

Информация для студентов текущего набора

  • 3 сессия: 19.08.2019 — 07.09.2019

Интерес к исцеляющим возможностям танца стремительно растет. С первого движения в обход привычных психологических защит человек оказывается лицом к лицу со своим глубинным конфликтом. В этом заключается и колоссальное преимущество танцевальной терапии перед разговорными методами, и опасность ее использования дилетантами. Программа дополнительного профессионального образования «Танцевальная терапия: теория и практика» разработана на высоком профессиональном уровне с привлечением компетентных специалистов-практиков, использующих потенциал танцевальной терапии в различных сферах.

Основные достоинства программы:

  • Программа разработана в русле Санкт-Петербургской школы танцевальной терапии, зародившейся в 2003 году благодаря мастерству и усилиям ее основателя Н. Ю. Оганесян и своевременной поддержке профессора В. А. Ананьева.
  • Программа позволяет освоить методы танцевальной терапии для применения в разных областях психологической практики: в медицине, образовании, психологическом консультировании, социальной сфере и бизнесе.
  • Уровень квалификации преподавателей позволяет передать студентам опыт применения танцевальной терапии при решении задач разного уровня сложности: от развития коммуникативных навыков, командообразования и снятия стресса до реабилитации пациентов с неврозами и психотическими расстройствами.
  • Обучение предполагает освоение методов и форм работы с людьми разных возрастных категорий.
  • Практическая направленность обучения реализуется через участие в долгосрочных танцевальных мастерских и прохождение практики в медицинских, образовательных и социальных учреждениях.
  • Программа знакомит с опытом признанных европейских специалистов.

Программа поможет вам реализовать свой личностный потенциал в профессии танцевального психотерапевта в соответствии со строгими требованиями Санкт-Петербургской школы танцевальной терапии, позволит совместить любовь к танцу с потребностью оказывать психологическую помощь людям. Синтез танца и психологии окажется целительным сначала для Вас, а потом для Ваших клиентов.

В учебный план программы включены следующие практикумы, учебно-практические семинары и лекционные курсы:

Блок I. Теоретические и методические основы:

  • Происхождение, история и психотерапевтический потенциал танца. Возникновение и развитие танцевальной терапии.
  • Танцевальная терапия как невербальная психотерапия. Возможности ее интегрирования с другими психологическими учениями и практиками.
  • Место данного направления в системе терапии творчеством: музыкальная, художественная, игровая терапия, психодрама.
  • Основы психотерапии. Психологические аспекты соматических и психических заболеваний.
  • Деятельности танцевального терапевта: функции, роли, этика.
  • Современная зарубежная практика.

Блок II. Пактикум с отработкой профессиональных навыков:

  • Характеристика и психологический анализ танцевальных стилей.
  • Выбор музыки, стиля и движений в танцевальной терапии.
  • Формирование базовых навыков: наблюдение за движением, кинестетическая эмпатия, терапевтический контакт, прикосновения.
  • Расширение двигательного репертуара, аутентичное движение и контактная импровизация.
  • Работа с профессиональными ограничениями танцевального терапевта.
  • Освоение методических приемов и техник.
  • Формирование навыков составления и проведения танцевально-терапевтических сессий.
  • Сочетание рисуночных методик с техниками танцевальной терапии.
  • Оценка динамики состояния клиента и эффективности танцевальной терапии. Телесная диагностика.

Блок III. Использование танцевальной терапии в различных областях психологической практики:

  • Индивидуальная и групповая формы работы: цели, задачи и принципы.
  • Танцевальная терапия как инструмент личностного роста.
  • Методика проведения танцевальных тренингов: цели, задачи, составление программы, навыки ведущего, оценка результатов.
  • Алгоритмы работы в индивидуальном и групповом консультировании.
  • Возможности использования в образовательно-воспитательном процессе: диагностика, профилактика и коррекция эмоциональных и поведенческих нарушений у детей и подростков.
  • Особенности работы в психиатрическом и психосоматическом стационаре.
  • Работа с клиентами, имеющими нарушения опорно-двигательного аппарата.
  • Задачи, решаемые в социальной сфере и бизнесе:формирование команды сотрудников; развитие личностных ресурсов и творческого потенциала; профилактика эмоционального и профессионального «выгорания».
  • Приемы ЛФК и корригирующей гимнастики в танцевальной терапии: оздоровительно-профилактические упражнений и методы саморегуляции.
  • Организация и проведение научных исследований в данной области психотерапии.
  • Супервизия. Разбор и анализ случаев из практики.

«Мне бы хотелось, чтобы студенты в процессе обучения стали критически мыслить и могли оценить, что каждый из предлагаемых методов значит для них самих, с какой целью они будут использовать его в работе с клиентами. В России сейчас много специалистов, которые называют себя танцевальными терапевтами, но при этом необходимо понимать, что терапия – это лечение, а не тренинг. Я хочу, чтобы учащиеся четко поняли и увидели разницу. Это позволит четко ставить цели в своей работе и адекватно оценивать полученные результаты». (Н. Ю. Оганесян)

Ассоциация танце-двигательной терапии

Ассоциация танце-двигательной терапии (АТДТ) – сообщество профессионалов, которые направляют свои усилия на создание дружественного пространства единомышленников, разделяющих гуманистические ценности и ставящие своей целью развитие ТДТ в России – в среде профессионалов и всех заинтересованных людей. Деятельность членов АТДТ базируется на европейских профессиональных стандартах и этическом кодексе танцевально-двигательных терапевтов.

Наша цель – развитие танцевально-двигательной терапии (ТДТ) как метода психологической коррекции, творческого развития, личностного роста и оздоровления детей и взрослых в России. А также развитие профессиональной подготовки и поддержание европейских квалификационных требований такой специальности в области практической психологии и психотерапии, как танцевально-двигательный психотерапевт.

Приглашаем на практический семинар для тех, кто знаком с системой Лабан-Бартениефф.

Введение в Анализ движения Лабана и Двигательные основы Бартениефф с Хилари Брайен (США).

Пятидневный семинар «Введение в Анализ движения Лабана и Основы Бартеньефф в контексте танцевально-двигательной терапии».

Впервые информационный бюллетень АТДТ выйдет в онлайн-формате!

25 и 26 июля 2018 года состоялся семинар Джоан Ходоров для сертифицированных супервизоров АТДТ.

Танце-двигательная терапия (стр. 2 из 5)

Теоретическая основа

Танцевально-двигательная терапия базируется на признании того, что тело и психика взаимосвязаны: изменения в сфере эмоциональной, мыслительной или поведенческой вызывают изменения во всех этих областях. Тело и сознание рассматриваются как равноценные силы в интегрированном функционировании. Танце-двигательный терапевт Бергер делит психосоматические отношения на 4 категории: мышечное напряжение и расслабление, кинестетика, образ тела и выразительное движение.

Каждая мысль, действие, воспоминание, фантазия или образ вызывает некоторое новое мышечное напряжение. Людям можно помочь открыть для себя: как они меняют, переделывают, перенаправляют, разрушают или контролируют эти тончайшие мышечные ощущения, которые оказывают влияние на переживание и выражение чувств. Этот процесс подобен и соответствует защитным механизмам Эго. В своей работе, посвященной формированию характера, Райх показывает, как идентичный процесс становится очевидным в обеих — как в физиологической, так и психологической — сферах. Он пишет:

[2]

“У меланхолических или депрессивных пациентов речь и выражение лица застывшие, будто каждое движение преодолевает сопротивление. В маниакальном состоянии наоборот импульсы внезапно охватывают все тело, всего человека. При катотоническом ступоре психическая и мышечная ригидность идентичны, и только окончание этого состояния возвращает как психическую, так и мышечную подвижность».

Для осознания собственных чувств необходима некоторая степень осознания тела. Кинестетический процесс дает возможность получить прямой опыт, исходящий из мышечной деятельности. Изменения положения и равновесия тела, координация моторной деятельности и планирование движения включают как восприятие внешних объектов или событий, так и нашу моторную реакцию. Это кинестетическое ощущение, критичное к выполнению повседневных задач, играет ведущую роль в формировании нашего собственного эмоционального осознавания и ответных реакций. Можно выделить два способа развития эмоционального осознавания. Первый — обучение правильному ярлыку или слову, которое соответствует данному эмоциональному состоянию. Это обучение начинается в младенчестве и раннем детстве. Чтобы понять, как происходит такое обучение, достаточно вспомнить, как малыша берут на руки и спрашивают: “Почему ты такой грустный? ” или говорят: “Ты ведь голоден, да? ” Наше невербальное поведение сообщает, говорит что-то. Другие люди узнают наши переживания и облекают их в соответствующие слова, чтобы идентифицировать, а позже — поговорить о них.


Второй способ развития эмоционального осознавания основан на узнавании и интерпретации моторных действий других людей. В своем исследовании, как эмоции коммуницируют, Клайн указывает, что каждая эмоция имеет определенный психологический код и характерный мозговой паттерн, управляемый ЦНС и биологически скоординированный, этот процесс одинаков у всех людей. К тому же, переживание разных эмоций и соответствующих им мышечных реакций также универсально, всеобще. Поэтому мы способны воспринимать и узнавать эмоциональные состояния других. Наши эмоциональные ответные реакции на других людей обычно исходят из наших интерпретаций телесных действий и реакций других, воспринимаемые, узнаваемые и переживаемые нами на кинестетическом уровне. Кинестетическая эмпатия, которая в основном является бессознательной, играет свою роль в вербальном и невербальном общении между людьми.

Следующая концепция — образ тела, она обращается к отношениям души и тела, т.е. к психосоматическим отношениям. В одном из раннего обобщающего труда по исследованию образа тела Шилдер утверждает: “Образ тела — это изображение нашего собственного тела, которое мы рисуем у себя в голове, т.е. это то, каким образом тело представляется нам”. Он рассматривает образ тела как нечто, находящееся в состоянии постоянного развития или изменения. Движение вызывает изменения в образе тела. Способ соединения частей тела, осознание таких телесных ощущений, как дыхание, осознавание мышечной деятельности, — это только несколько примеров того, как кинестетические ощущения могут способствовать осознанию и развитию образа тела. Работа Махлера по эмоциональному развитию и “психологическому рождению” также поддерживает данные о том, что необходимо осознание селфа, как отдельной физической реальности, сущности, прежде чем произойдет процесс индивидуации.

Образ себя, который мы имеем, влияет на нас и подвергается влиянию со стороны всех наших восприятий, переживаний и действий. Человек, воспринимающий себя слабым и хрупким, отличается от того, который воспринимает себя сильным. Также как, когда с ребенком обращаются, как с глупеньким, его образ тела вберет в себя его реакции на впечатления людей и на свои собственные. Шилдер пишет:

“Позиционная модель нашего собственного тела связана с позиционной моделью тела других людей. Позиционные модели людей связаны между собой. Мы чувствуем образы тела других людей. Опыт, переживание собственного образа тела и опыт, переживание тела других людей тесно переплетаются между собой. Также как наши эмоции и действия неотделимы от образа тела, также и эмоции и действия других неотделимы от их тел”.

Определенным образом концентрируясь на взаимосвязи между движенческим изменением и психологическим изменением в танце-терапии, Чейс утверждает: “Так как движение влияет на образ тела и на изменение психического отношения, то если вы поработаете с чувством искажения образа тела в действии, то это изменит ваше психическое восприятие себя, отношение к себе».

Четвертая область, которая занимается взаимоотношениями души и тела, и на которой большинство танце-терапевтов делают акцент — выразительное движение. Эмоциональное выражение проявляется через тело. Положение тела, жесты, дыхательные паттерны — это несколько примеров движенческого поведения, которое изучается в рамках выразительного движения. Именно качественный аспект движения, скорее как оно происходит, чем статические положения — отражает индивидуальное самовыражение. Олпорт и Вернон пишут:

. ни одно действие нельзя определить, как только выразительное. Каждое действие имеет как невыразительный, так и выразительный аспекты. Оно имеет. свой адаптивный. характер, а также свой индивидуальный характер. Открывание двери, например, эта задача предписывает определенные скоординированные движения, соответствующие этой цели, но также предоставляет определенную свободу для индивидуального стиля в выполнении предписанных движений. Уверенность, давление, точность или терпение, с которой выполняется данная задача, имеют свои особенности. Только эти индивидуальные особенности называются выразительными”.

Выразительное поведение — это моторное проявление эмоций, взаимосвязанных в функциональной системе. Клайнз рассматривает выразительное движение как эмоциональное состояние, которое выражается. Его исследование, как эмоции переживаются и коммуницируются, помогает объяснить, как танцевально-двигательная терапия работает с чувствами и их проявлениями в действии. Если мы производим действие или жест, который соотносится с эмоцией (напр., сердито пнуть камень), мы начинаем испытывать соответствующую генерирующуюся висцеральную ответную реакцию. Если это действие повторить несколько раз, то интенсивность эмоционального опыта усилится. Для того, чтобы поощрить переживание и выражение эмоций, танце-двигательный терапевт работает с движенческими паттернами, ассоциирующимися с эмоциями. Например, чтобы поработать с гневом, терапевт может предложить свернуть руки в кулак, крепко их сжать и потрясти ими перед другим человеком. Могут быть и другие инструкции: твердо стоять на месте, напрягая все тело. При потрясении кулаками движение генерирует более специфичный телесный опыт эмоционального состояния. Это обеспечивает обратную связь и петлю взаимодействия между выразительным действием и эмоциональным опытом.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источники


  1. Анатолий Некрасов Путы материнской любви / Анатолий Некрасов. — Москва: ИЛ, 2015. — 256 c.

  2. Лаврик, О.В. Настоящей женщине / О.В. Лаврик. — М.: Аргумент Принт, 2013. — 502 c.

  3. Толстая, Наталья Я хочу быть с тобой! Учебник счастливой жены / Наталья Толстая. — Москва: Мир, 2013. — 320 c.
Танцевально-двигательная терапия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here