Трансактный анализ

Сегодня мы рассмотрим тему: "Трансактный анализ" с полным писанием проблематики. Мы собрали самые интересные сведения по теме и постарались их систематизировать и привести в удобный для чтения вид.

Трансактный анализ

Предварительные знания того,
что хочешь сделать,
дают смелость и легкость.

Основные идеи

Словосочетание «трансактный анализ» дословно означает «анализ взаимодействий». В нем заложены две глубокие идеи: 1) мультипликативная природа общения; 2) разделение процесса общения на элементарные составляющие и анализ этих элементов взаимодействия.

Идеи эти, оказавшиеся довольно продуктивными, появились сравнительно недавно — в 60-х годах XX века — в работах американского психотерапевта Эрика Берна.

Три основные позиции

Берн подметил, что в зависимости от ситуации, общаясь, мы принимаем одну из трех позиций, которые он условно назвал Родитель, Взрослый, Дитя. В дальнейшем будем их сокращенно обозначать Р, В, Д. Важно отметить, что никакого отношения к возрасту эти позиции не имеют. Каковы критерии отнесения к одной из позиций?

Родитель — требует, оценивает (осуждает или одобряет), учит, руководит, покровительствует.

Взрослый — рассудительность, работа с информацией.

Дитя — проявления чувств, беспомощности, подчинения.

Примеры

Руководителю сообщили, что необходимо быть на некоем совещании. Идти надо, но не хочется. Первый голос: «Пустая трата времени на этом совещании, а здесь стол от бумаг ломится». Второй голос: «Вообще-то это входит в число обязанностей, да и какой пример подам подчиненным, нарушая порядок». Третий: «Не приду — шеф разозлится, неприятностей не оберешься». И решение: «Ладно, пойду, но возьму с собой работу, сяду подальше, поработаю с бумагами». Первый голос — позиция В, вторая — Р, третий — Д. Решение — это разумный компромисс между этими позициями.

Еще один пример. Одна дама борется со своей полнотой. Сегодня, в день рождения одной из коллег, в комнате появился торт — готовятся отметить это событие. Увидев угощение, дама слышит три внутренних голоса. Первый: «Какой вкусный торт!» Второй: «Здесь верных 500 килокалорий». Третий: «Съешь, подкрепись, все равно уже время обеда». Конечно, это последовательно выступают Дитя, Взрослый, Родитель. В итоге принимается компромиссное решение — съесть маленький кусочек.

Впрочем, компромисс может и не состояться, если одна из позиций ближе к внутреннему состоянию человека. В последнем случае могла одержать чистую победу и позиция Д (А! Один раз живем!), и позиция В (полный отказ от угощения)

Остроумный наш народ к мультипликативной теории пришел на основе своего многотрудного опыта:

Идет мужик мимо пивной. Внутренний голос спрашивает его: «Зайдешь?» Мужчина стиснул зубы и — мимо. Тогда внутренний голос говорит: «Ты как хочешь, а я зайду!»

Понятно, что вопрос задавал Взрослый. Позиция Р проявилась в попытке проигнорировать предложение. Победила позиция Д — желание получить удовольствие.

Что дает трансактный анализ

В любой ситуации в той или иной степени проявляется каждая из трех позиций Р, В, Д. Искусство состоит в том, чтобы правильно определить решающую из них, в соответствии с которой и действует человек. Знание этой позиции позволяет предвидеть поведение собеседника и, следовательно, скрыто управлять им посредством введения его в соответствующую позицию.

Пристройка

Известный российский теоретик театра П. М. Ершов, анализируя взаимодействие актеров на сцене, ввел понятие, оказавшееся очень полезным в психологическом анализе, в том числе и в трансактном (см. Ершов П.М. Режиссура как практическая психология. М.: Искусство, 1972).

Это понятие — «пристройка». Пристройка сверху осуществляется при проявлении своего превосходства, пристройка снизу — подчинения, пристройка рядом — равного партнерства. К примеру, начальник — подчиненный, старший — младший; у первых естественна пристройка сверху, у вторых — пристройка снизу. У коллег одного возраста и положения ограниченна пристройка рядом. Попытка осуществить пристройку сверху может вызвать возмущение. Оценка действий другого человека — это пристройка сверху. Комплимент, а тем более лесть — пристройка снизу.

Признаки пристроек

Сверху — стремление доминировать; внешне может выглядеть как поучения, осуждения, советы, порицание, замечания, обращения «ты», «сынок», высокомерные или покровительственные интонации, похлопывание по плечу, стремление занять более высокое место, подача руки ладонью вниз, взгляды сверху вниз и многое другое.

Снизу — выглядит как просьба, извинение, оправдание, виноватые или заискивающие интонации, наклоны корпуса, опускание головы, подавание руки ладонью вверх и т.п.

На равных — отсутствие пристроек сверху или снизу, стремление к сотрудничеству, информационному обмену, соревнованию; характерны повествовательные интонации, вопросы и т.п.

Трансакции

Это понятие является центральным в трансактном анализе.

Трансакцией называется единица взаимодействия партнеров по общению, сопровождающаяся заданием позиций друг друга. Графически это выглядит так каждый партнер по общению изображается в виде набора всех трех его позиций: Р, В, Д (сверху вниз), а трансакция — стрелкой, идущей от выбранной позиции одного собеседника к предполагаемой позиции другого. Многочисленные примеры этого показаны на приведенных ниже рисунках.

При этом отношение вида Р->Р, В->В, Д->Д, изображаемые горизонтальными стрелками, появляются пристройками рядом (рис. 1-3); отношения Р->В, Р->Д, В->Д — пристройками сверху (рис. 4-6), а В->Р, Д->Р, Д->В — пристройками снизу (рис. 4-6).

Очевидно, указанными девятью типами исчерпываются все возможные типы трансакций. Ниже мы проиллюстрируем все 9 типов трансакций, начав с тех, где осуществляется пристройка рядом.

[1]

Замечания о терминах

[3]

Создатели новых разделов науки вынуждены для обозначения вводимых ими терминов либо придумывать новые слова, либо брать уже известные, но наделять их (по соглашению) определенным новым смыслом, действующим лишь в контексте данного раздела науки. При этом обиходное значение этого слова может не совпадать с его значением как термина.

Мы вынуждены обратить на это внимание, ибо уже введенные термины Родитель, Взрослый и Дитя (как и названия трансакций, которые будут введены ниже) имеют смысл, не вполне совпадающий с их бытовыми значениями. Указанием на то, в каком смысле (общепринятом или трансактном) употребляется соответствующее слово, будет являться его написание: если оно с прописной буквы, значит это термин, если со строчной — слово понимается в обыденном смысле.

В качестве примера приведем следующий эпизод.

Ребенок, подражая маминой интонации, говорит отцу: «А мама говорила, чтобы ты не оставлял после себя невымытую тарелку!» Сделано замечание, которое говорит, что ребенок занял позицию Родитель, отдавая отцу позицию Дитя: Р->Д.

Трансакция «Демагог»

Один работник — другому: «Эти начальники хорошо устроились: требуют от нас то, что сами не выполняют». Второй: «Да уж, что позволено Юпитеру, не позволено быку».

Поскольку первый осуждает, то он занял позицию Родитель. К собеседнику он осуществляет пристройку рядом: разговор на равных, то есть имеет место трансакция Р->Р. Она называется «Демагог».

Второй собеседник также принимает позицию Родитель и осуществляет трансакцию Р В. Эта трансакция называется «Коллега». Обратная трансакция также имеет вид В Д называется «Шалун». Такое распределение позиций принимается и второй стороной. Осуществляется встречная трансакция Д В. Она называется «Профессор» и изображена на рис. 4 стрелкой сверху вниз.

Данное распределение позиций принимается подчиненным: как человек рассудительный, он признает свой промах (позиция Взрослый) и не оспаривает право руководителя делать ему замечания (пристройка снизу к позиции Родитель). Эта трансакция Р Д. Такая трансакция называется «Босс».

Читайте так же:  Какие девушки нравятся парням – по характеру и внешности

Если собеседник отвечает: «Извините, больше не буду», то он тем самым принимает заданное распределение позиций: отвечает с позиции Дитя, обращаясь к позиции Родитель, то есть осуществляет встречную трансакцию Р В. Она называется «Почемучка».

Собеседник принимает это распределение позиций и осуществляет пристройку Д Р (рассудительное обращение за покровительством, пристройка снизу) и ответная трансакция «Профессор» Р->В (оказание покровительства, пристройка сверху).

Однако представим, что этот сотрудник нравится женщине, а он не проявляет никакой инициативы, и ей приходится самой проявлять ее. Иначе говоря, сказанные ею слова — лишь ширма, за которой стоит любовная игра. То есть ее скрытая позиция задается ее чувствами. А чувства относятся к позиции Дитя. Надеясь на взаимность, женщина скрыто обращается к позиции Дитя сослуживца. Таким образом, скрытая трансакция имеет вид Д->Д, то есть «Шалун» (рис. 14)


Рис. 14

Если сослуживец и сам испытывает чувство симпатии к этой женщине и, соглашаясь проводить ее, порадовался, что сможет остаться с ней наедине, то на трансактной схеме (рис. 14) данного сюжета следует поставить встречную штриховую стрелочку Д

Оставлять комментарии к статьям могут только зарегистрированные пользователи.

Трансактный анализ

КВАЛИФИКАЦИОННЫЙ КУРС

Мы рекомендуем

Мы рады приветствовать вас на сайте «Трансактный анализ для всех»!

Трансактный анализ — это одна из самых понятных, интересных и эффективных психологических моделей, которую с успехом применяют ведущие психологи, психотерапевты, бизнес-консультанты во всём мире. Трансактный анализ (ТА) – это теория человеческой личности, социального взаимодействия и система психотерапии, основанная Эриком Берном и развитая позднее другими исследователями.

Школа трансактного анализа имеет два своих фирменных критерия: понятность и прозрачность. Понятность – это не только доступность материала людям с различным уровнем образования, социального положения и возраста, но также и умение говорить о сложных психических или социальных явлениях простым языком. Другой критерий – прозрачность предполагает честность психологических стратегий и отсутствие какого-либо намека на манипулятивность, столь характерную для многих современных направлений психологии управления и коммуникации.

Мы очень надеемся, что материалы сайта окажутся полезными для Вас. Читайте, изучайте, делитесь своими вопросами, мыслями и идеями на форуме!

Родитель, Взрослый, Ребенок – по мнению психотерапевта Эрика Берна, они есть в каждом из нас. Надо научиться узнавать их голоса, чтобы понять, почему мы так по-разному ведем себя с другими людьми и почему они по-разному ведут себя с нами. Как мы общаемся? с одними людьми говорим спокойно и уверенно, поучаем других, а от третьих чего-то возмущенно требуем. Американский психотерапевт Эрик Берн предположил, что так в разные моменты нашей жизни и в разных ее ситуациях проявляются три состояния нашего «я»: Родитель, Взрослый и Ребенок. Берн разработал психотерапевтический метод, который позволяет проанализировать поведение и узнать, почему мы часто не понимаем своих коллег, детей или друзей, и что надо сделать для того, чтобы изменить это положение.

В этой статье я буду говорить об отношениях зависимости, в которых один просит о помощи, но не использует ее, а другой продолжает оказывать эту помощь, несмотря на то, что она оказывается бесполезной. Того, кто просит, я буду называть «жертвой» (обстоятельств, другого человека-«тирана», собственных ошибок – всего того, что причиняет мучения и с чем невозможно справиться…), а того, кто готов оказывать помощь – «спасателем».

Само движение по полюсам «тиран» – «жертва» – «спасатель» давно описано в литературе, как и феномен «жертвы». Я в двух словах напомню их суть, а в данной статье меня интересует происходящее именно со «спасателем».

Феномен «жертвы» начинает существовать в тот момент, когда человек сохраняет контакт с партнером ценой нарушения своих границ, подавления своих чувств и потребностей в угоду потребностям партнера, накапливает обиды и разочарования, переживает полную беспомощность что-либо изменить в этой ситуации. Вместо того, чтобы прямо сообщить партнеру о своем недовольстве, «жертва» молчит и терпит, однако, со временем негативных чувств накапливается столько, что их трудно удерживать внутри себя, и тогда «жертва» ищет кого-то третьего, кому можно пожаловаться на свою несчастную жизнь.

Этим «третьим» и оказывается «спасатель», от которого ожидается сочувствие и понимание такое же бесконечное, как и муки «жертвы». Партнер, на которого «жертва» жалуется, предстает настоящим злым «тираном», в отношениях с которым она совершенно беспомощна, а значит вся ответственность за улучшение ее состояния ложится на кого-то третьего, который просто не сможет жить спокойно и бездействовать, видя чужие страдания.

И этот третий принимает на себя функции избавителя и защитника, «спасателя» одним словом.

«Бестолочь. Ну просто бестолочь! Ну как можно было такое вытворить, а? Ну разве ты не видела, что впереди этот дурацкий фольксваген? Нужно было держать дистанцию. Тормозить вовремя. А ты! Дура! Уселась за руль, неумеха. Вот теперь сама будешь все проблемы решать. И никто тебе не поможет!»

Эти слова, как порывы холодного ветра, вырывались из уст Кати, сидящей в кресле, предназначенном для голоса ее «внутреннего родителя».

Голос не смолкал. Он был резок. Он продолжал и продолжал, с хмурым и злым выражением Катиного лица вспоминать различные истории из ее жизни. Углубляясь в юность, отрочество и раннее детство, в деталях описывая промахи и ошибки, за которые тот, кому это все было адресовано, получал совсем недетские словесные оплеухи.

«Будешь одна сидеть, никому ты не нужна такая!»

По теории Эрика Берна каждый человек имеет внутри три состояния, которые активно проявляются в жизни.

Из них формируется отношение к самому себе, виды взаимодействия с другими людьми и многое другое.

Состояние «Я-ребенок» — это когда я ХОЧУ, мне интересно, мне нравится. Это состояние восторженности, творчества, исследования, изучения, познания, интуиции.

Мир чувств, переживаний.

Состояние «Я-родитель» — это контроллер: “НАДО. ДОЛЖЕН. ОБЯЗАН. ПОЛОЖЕНО. ПРАВИЛЬНО”.
Это состояние с множеством запретов «НЕ СМЕЙ! НЕЛЬЗЯ! ОПАСНО! ДОЛЖЕН! Не ходи! Это плохо. Мы так не делаем. У нас так не положено. Это страшно. Это стыдно».
Внутренний морализатор, который руководствуется устоями, нормами, принципами, долгом, предписаниями.

Состояние «Я-взрослый» — это позволение себе.
МОГУ. Когда я не падаю в крайности (в «ребенка» или «родителя»), а хожу по золотой посередине, прихватив с собой детскую любознательность, интерес к жизни, творчество и родительскую осторожность, НЕ переходящую в страх и недоверие миру.

Мир логики, анализа, осмысленного принятия решений.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Вчера провела четырехчасовой воркшоп «Хочу изменений», который стал пробой пера к большому тренингу на эту же тему.

Копали мы вчера глубоко. Копали про то, как отличить свои истинные желания от «правильных» и «логичных».

Копали так же про то, как травматический опыт из прошлого фонит, останавливает в здесь и сейчас. И вот эта часть работы заряжена такими глубокими чувствами и процессами, что я сегодня весь день, занимаясь другими делами, чувствую себя обращенной куда-то глубоко во внутрь. Ищу в себе ответы на новые вопросы, появившиеся после вчерашних групповых процессов. Тема изменений настолько богата, что хочется снова и снова разбирать ее, рассматривать, разжевывать по кусочкам. И вот, хочу поделиться еще одним важным кусочком в этой большой теме.

Читайте так же:  Понятие и виды общения в психологии

Трансактный анализ

О трансактном анализе рассказывает психолог Ирина Летова. Ведет передачу Александр Гордон
скачать видео

То, что Фрейд описывал как Ид («Оно»), Эрик Берн в ТА называет состоянием ребенка, или внутренним Ребенком: то состояние, в котором человек действует в соответствии со своими желаниями и простыми потребностями, идя навстречу тому, что хочется, живя спонтанно и во многом импульсивно. Если мы помним, какими мы были детьми до собственно социального воспитания, мы помним свое состояние Ребенка. Напротив того, внутренний Родитель каждого из нас – отзвук наших родителей и других взрослых людей, которые воспитывали нас и доносили до нас правила жизни в обществе. Конечно, они во многом ограничивали нашего ребенка, и это аналог фрейдовского Супер-Эго. Третье основное состояние в ТА – это внутренний Взрослый, наше разумное начало, аналог Эго из схемы З. Фрейда.

Внутренний Родитель — отражение разнообразия родительских стилей и ролей, знакомых человеку в его опыте. Детям естественно копировать своих родителей, и то, что чаще человек видел в своем детстве и жизни, как поведение и стиль Родителя, то позже легко воспроизводит и сам — в самых разных ситуациях, не обязательно в ситуации общения с детьми. Человек в родительской позиции учит и требует, опекает и наставляет, заботится или критикует, ставит высокие цели и настаивает на следовании должному, создавая и поддерживая традиции. В умном и заботливом варианте, как роли Учителя жизни, Наставника или Поддерживающего Опекуна, это нужно и уместно. С другой стороны, родительские роли занудного Ментора, недовольного Критика или вечно тревожной Курицы-наседки чаще создают конфликты и проблемы.

Позитивная и негативная сторона есть и в других позициях, эго-состояниях личности. Внутренний Ребенок – когда-то радость для всех, когда-то ужас и проблемы. Спонтанность и живое любопытство, доверие людям и миру, увлеченность и готовность к творчеству, легкость и позитивный настрой, готовность искренне поблагодарить за помощь – это ребенок со своей позитивной стороны. Со своей негативной стороны эго-состояние Ребенок уже не так обаятельно: это эгоцентризм и капризы, упрямство и агрессивность, безразличие к чувствам и интересам окружающих. Проще говоря, это роль Хулигана. Другие проблемные лики Ребенка – протестующий Бунтарь, несчастная беспомощная Жертва и упрямо тупой Дурик.

«Я хочу» или «я не хочу», «боюсь», «ненавижу», «мне все равно», «какое мне дело» — типовые обороты, по которым можно узнать Внутреннего ребенка. Сюда же – невербалика: дрожащие губы, слезы, «надутый вид»; опущенные плечи либо выражение безмерного восторга.

Внутренний взрослый как эго-состояние – это логика и реализм, спокойный анализ и объективные оценки происходящего. Без умения включать и поддерживать в себе Взрослого человек не может стать действительно зрелой личностью, однако Взрослый без развитого Родителя и Ребенка – сухой безчувственный аналитик, не имеющий воли настоять на своем решении. Чаще, однако, к терапевтам приходят люди с преобладанием состояния Ребенка или Родителя и недоразвитостью позиции Взрослого. Соответственно в этом случае психотерапия должна быть направлена на установление баланса трех названных компонентов и усиление роли Взрослого.

Внутренний Взрослый не имеет задачи возвысить себя, подавляя внутреннего Ребенка или Родителя. Его задача – изучив информацию, наилучшим образом распорядиться имеющимися потенциалом. Он не руководствуется ни страхами, ни надеждами: он взвешивает за и против, считает риски и принимает оптимальное при имеющеся информации решение. Взрослый решает, какое поведение наиболее соответствует имеющимся обстоятельствам, от каких ролей необходимо отказаться, а какие желательно включить. Так, на веселой вечеринке уместно скорее детское поведение и неуместно родительское морализирование.

Впрочем, в реалиях современного трансактного анализа в России психотерапевты этого направления нередко двигаются в другом направлении. Видя позицию Родителя в первую очередь как позицию косную и давящую, они стараются ослабить у клиента позицию его внутреннего Родителя и усилить позиции его Ребенка. Иногда это бывает действительно актуально, однако нельзя забывать понимать девиз ТА: «Будь всегда Взрослым».

Цитирую: «Во многих отношениях Ребенок — одна из наиболее ценных составляющих личности, так как вносит в жизнь человека то, что настоящий ребенок вносит в семейную жизнь: радость, творчество и очарование. Ребенок — это источник интуиции, творчества, спонтанных побуждений и радости» (негативные описания позиции Ребенка чаще относят не к естественному, а ребенку, реагирующему на взрослых) «Физические признаки Родителя: нахмуренный лоб, указующий перст руки, качание головой, “грозный вид”, топание ногой, руки на бедрах, руки, скрещенные на груди, щелкание языком, поглаживание другого по голове и т.п.Слова и выражения: “Всегда”, “Никогда”, “Сколько раз я тебе говорил”, “Запомни раз и навсегда”, “Я бы на твоем месте..”, слова: глупый, капризный, нелепый, отвратительный, душечка, милашка, ну-ну, хватит, должен, следует, надо».
Авторы этих строк: Ян Стюарт, Вэнн Джойнс. Современный транзактный анализ. Социально-психологический центр, СПб, 1996.

Кроме собственно психотерапии, ТА во многом выполняют просветительскую функцию, рассказывая о правилах грамотного общения и возможностях избегания конфликтов в общении и взаимоотношениях, способах ухода от манипуляций и умения видеть манипулятивные игры как в поведении окружающих, так и в собственном поведении.

Эрик Берн ввел в культурный обиход представление об играх во взаимоотношениях: игры «Да, Но», «Замотанная домохозяйка», «Я просто хочу вам помочь» и множество других вошли в классику практической психологии. Рассматривая возникновение проблем у взрослых людей, ТА вполне в русле психоанализа указывает на важнейшую роль детства и детских сценариев: сценариев, которые ребенок наблюдал в своем детстве и тем более в которых участвовал сам. Не менее популярны стали представления о позициях «я о’кей», «я не-о’кей», «ты о’кей» и «ты не-о’кей». Эти позиции определяют выбор игр, игры вплетаются в жизненные сценарии, сценарии определяют жизненные выборы человека. Результат – та или иная судьба, получение человеком удачных или проблемных переживаний.

Например, женщина, которую в детстве третировал отец-алкоголик, принимает 2 позиции: «Я ничего не стою» (я не о’кей) и «Мужчины — это животные, которые будут обижать меня» (мужчины не о’кей). Исходя из этого, она выбирает людей, играющих такие роли, которые соответствуют ее жизненному сценарию. Так, она выходит замуж за «животное», к тому же алкоголика. В дополнение к этому на людях она играет в игру «Насильник»: привлекая мужчину беседой, пытается его соблазнить; если же он поддается на это, она с возмущением отвергает его, еще раз убеждаясь, что «мужчины — это животные, которые хотят обидеть» ее.

При подробном рассмотрении, чувства и переживания являются не столько результатом тех или иных событий, сколько целью, к которой стремится человек, выстраивая те или иные события и в результате коллекционируя свои «любимые чувства». В соответствии с ТА, большинство решений, идущих из детства, имеют целью получение родительских «поглаживаний» (внимания со стороны родителей). Что касается жизненных сценариев, то, по Э.Берну, они также закладываются в раннем детстве и возможность их пересмотра самостоятельно, без помощи терапевта в ТА оценивается скептически и практически не рассматривается.

Читайте так же:  Советы психолога что делать, если не любите своего мужа или жену

Трансактный анализ – достаточно рационалистичный подход. Психотерапевт (обычно вместе с клиентом) устанавливает признаки, когда клиент находится в том или ином эго-состоянии, помогает клиенту входить в нужное для него эго-состояние и, помогая устраивать переговорный процесс между конфликтующими частями личности, в итоге решать вопросы по-взрослому. ТА проходит как в индивидуальной, так и групповой форме, где лекционные моменты чередуются как с разборами индивидуальных случаев, так и с анализом ситуаций взаимоотношения клиентов в группе между собой и с психотерапевтом.

Обычная практика в современном ТА – заключение контракта с клиентом, где обговаривается условия, цель и путь психотерапевтического процесса, в том числе требования к клиенту, которые он обязуется выполнять. Как правило, главной целью ТА считается достижение автономии личности: способность человека определять свою собственную судьбу, принимать ответственность за свои поступки и чувства.

Сильные стороны ТА – понятность его языка, богатство конкретно разработанного материала, очевидная разумность психологических рекомендаций и прозрачность используемых терапевтических стратегий. В то же время, поскольку в ТА принято видеть за проблемным поведением в первую очередь внутренние выгоды клиента, ТА ориентирован в первую очередь на интеллектуальный инсайт клиента и редко ставит задачи обучение клиента новому, более продуктивному способу поведения. ТА хорошо работает с как-либо разумными людьми при решении проблем в межличностных отношениях и лечении неврозов, хуже – с людьми низкого культурного уровня и психотиками.

Психолог-психотерапевт Ирина Рой

Трансактный анализ в очень кратком изложении.

Э. Берн является основателем относительно нового метода психотерапии и психокоррекции, который в разных изданиях называют Транзактным анализом, Трансактным анализом, Трансакционным анализом.

Концепция Э. Берна выросла из классического психоанализа. В 1964 году Берн и его коллеги создали Ассоциацию Транзактного Анализа, которая через некоторое время была переименована в Международную Ассоциацию Транзактного Анализа (ITAA). В силу повсеместного распространения и признания книги Эрика Берна широко известны и читаемы. Самая известная из них «Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры».

Э.Берн изложил в своих работах оригинальный взгляд на структуру человеческой психики, разработал концепцию Эго-состояний, где представил трехстороннюю схему, используемую сегодня – Родитель, Взрослый, Ребенок (Дитя). Сокращенно она представлена аббревиатурой Р-В-Д.

В дополнение к концепции Р-В-Д появилось описание психологических игр и жизненных сценариев.

Для того чтобы представить, как осуществляется процесс общения, Э. Берн приводит структурную диаграмму, в которой отражены три компонента личности, три Эго-состояния. Диаграмма включает состояния Родителя, Взрослого и Ребенка (Дитя).

Они четко отделены друг от друга и не являются возрастными понятиями. Каждое из трех Эго-состояний – это способ проявления нашей личности в данный момент, это совокупность мыслей, чувств и связанных с ними способов поведения. Каждый носит в себе Родителя, каждый таит в себе маленького мальчика или девочку. У каждого ребенка уже есть своей независимый, свободный Взрослый.

Таким образом, если мы в какой-то промежуток времени ведем себя, мыслим и чувствуем, копируя одного из реальных родителей (или лиц, их замещающих, значимых для нас), то мы в это время находимся в ЭГО-состоянии Я Родителя.

Если мы при определенных условиях возвращаемся к поведению, мышлению и чувствам детства, то находимся в ЭГО-состоянии Я Ребенка. Если же мы ведем себя, мыслим и чувствуем по принципу «здесь и теперь», адекватно и свободно реагируя на окружающий мир, исходя из собственного взрослого опыта, объективно оценивая реальность и просчитывая вероятности выбора, то мы находимся в ЭГО-состоянии Я Взрослого.

Наши схематичные Родитель, Взрослый и Ребенок несут в себе как полезные черты, так и отрицательные.

Родитель помогает нам, когда необходимо проявить заботу, сострадание; благодаря внутреннему Родителю мы умеем правильно вести себя в обществе, определяем для себя, что такое мораль и совесть. Всему этому мы научились от собственных родителей. Мы впитали в себя их установки, заповеди и наставления, при этом мы их не осознаем, но действуем зачастую, автоматически подчиняясь их приказу. И когда наставления, закрепившиеся в нашем Родителе, являются непродуктивными ли откровенно деструктивными, они мешают нам жить. Бывает так: кто-то из нас никак не может понять, почему его везде загружают больше всех, почему он из последних сил тянет на себе всю работу. А просто ему папа всегда повторял: «Ты должен быть самым ответственным и трудолюбивым» и вот теперь отцовская установка, «записанная» в Родителе, руководит поведением взрослого человека, не позволяя ему быть счастливым и свободным в своем выборе.

Наш внутренний Ребенок – творческий, активный, очаровательный, свободный – является лучшей частью личности. Но при этом именно в нашем Ребенке живут наши детские обиды, страхи, капризы, комплексы, неэффективные в данный момент формы поведения, основанные на ранних детских решениях. И если мы, готовясь к сдаче экзамена, выучив прекрасно всю программу, тем не менее, взяв билет, впадаем в ступор от страха и заваливаем экзамен, то это свидетельствует о том, что в стрессовой ситуации проснулся наш внутренний Ребенок. И все наше поведение подчинено сейчас этому Ребенку с его укоренившимся страхом, что «у него никогда ничего не получится», и именно такие решения мешают нам быть победителями.

Взрослый перерабатывает информацию, вычисляет и оценивает вероятности, которые нужно знать, чтобы эффективно взаимодействовать с окружающим миром, не действует по шаблону или под влиянием ранних детских комплексов, он свободен в выборе способов поведения и отвечает за свои поступки. Но при этом, если человек большую часть времени пребывает исключительно в состоянии Взрослого, в том числе на концертах, в кругу друзей, с близкими людьми, то мы имеем дело с человеком скучным, сухим, лишенным очарования и естественности, способности радоваться и получать удовольствие (как Ребенок) или не умеющим сострадать и жалеть (как Заботливый Родитель), а порой и вовсе лишенным совести, циничным и самоуверенным.

[2]

Все три аспекта личности чрезвычайно важны для функционирования и выживания. В обычной ситуации каждый из них – Родитель, Взрослый и Ребенок заслуживают одинакового уважения, так как каждое состояние по-своему делает жизнь человека полноценной и плодотворной. При этом нужно помнить, что в стрессовых ситуациях именно Родитель и Ребенок, со всеми своими установками, страхами и комплексами завладевают нашей личностью, и мы неосознанно подчиняемся давним, архаичным, неэффективным в нашей теперешней жизни командам, чувствам, способам поведения. Если нас научили, что «Быть богатым – стыдно и недостойно порядочного человека», то эту родительскую установку мы применяем ко всем реальным ситуациям нашей взрослой жизни, а потом удивляемся, почему предоставленная возможность хорошо заработать просто «утекает из рук».

Или в ответ на требование начальника мы топаем ногами, плачем и кричим, потому что с нашей мамой в детстве это здорово «срабатывало». А потом недоумеваем, почему начальник не идет нам навстречу, а в лучшем случае понижает в должности. Мы не осознаем, что эти старые, нереалистичные установки, способы поведения, эмоции не работают во взрослой жизни.

В процессе общения участвуют люди, пребывающие в каждое мгновение своей жизни в одном из Эго-состояний Я.

Объяснив в своей книге, как схематически происходит процесс общения, научив этот процесс анализировать, выводя на уровень осознания, Э. Берн переходит к подробному изложению и анализу психологических игр.

Читайте так же:  Семейная психотерапия

Не следует заблуждаться относительно значения слова «игра». Игра совсем не предполагает целенаправленное стремление к удовольствию и веселью. Более того, психологические игры чаще всего являются бессознательными и способствуют возникновению неприятных, угнетающих чувств. Они во всем мире образуют важнейший аспект общественных и личных взаимоотношений как способа манипулирования. Игры препятствуют честным, откровенным и открытым отношениям между людьми.

Игры имеют тягу к повторению, с той же интонацией, жестами, меняются только время и место. Они могут быть опасными, доводя людей до болезней, самоубийств и до суда.

Примером опасных игр является следующая игра:

«Подумайте, какой ужас!»

— Человек ходит и упрашивает все строительные компании построить ему дом в определенном месте; его активно отговаривают, потому что там болотистое место. Но наконец, одна компания соглашается. Через некоторое время фундамент дома оседает и дом заваливается набок. Хозяин дома теперь возмущается: «Какой ужас! Я жертва строительной ошибки и некомпетентности». Мало того, подобные ситуации часто приводят к судебным разбирательствам. Люди и организации, участвующие в этом, попадают в ловушку. Но они вновь и вновь играют в эти опасные игры, попадая на крючок.

У игр могут меняться названия, условия и место действия, но главное остается неизменным: психологическая игра – это форма поведения со срытым мотивом; психологические игры всегда манипулятивны и редко осознаются всеми участниками; в них «играют» для того, чтобы избежать честных и открытых взаимоотношений.

На основе анализа психологических игр можно перейти к рассмотрению второй части книги Эрика Берна, которая называется «Люди, которые играют в игры» и где подробно рассмотрены причины и основы формирования жизненных сценариев, влияние их на судьбу человека, а также предложены способы избавления от сценарного программирования.

Сценарий можно кратко определить как план действий жизненной драмы личности, который предписывает, где личность подойдет к концу своей жизни и каким путем она будет к нему идти. Различные сценарии в различной степени могут быть конструктивными, деструктивными и непродуктивными, т.е. никуда не ведущими. Психологические игры, в которые играет человек с другими людьми из своего окружения, являются частью этого сценария.

Чаще всего жизненная драма, которую личность вынуждена «играть», исполняется ею неосознанно. В повседневной жизни это проявляется следующим образом: большинство людей замечают по себе и другим, что они вынуждены вести себя определенным образом, обязаны жить, соответствуя определенным ожиданиям, и эту предопределенность труднее всего понять и принять. Это особенно заметно на примере судеб людей с деструктивной личной драмой, которые упорно идут к трагическому концу – самоубийству, алкоголизму, потере семьи и т.д.

Сценарий зависит от ранних решений, принятых в детстве относительно себя и других. В основе главного решения лежит укоренившееся представление о своей ценности и ценности других людей.

Например, если решительное поведение мальчика каждый раз пресекается, то он решает на всю жизнь «не надо быть мужчиной». Если чувства, которые проявляет маленькая девочка, всегда критикуют, то она принимает решение – «не надо чувствовать». Ребенок, которым манипулируют при помощи чувства вины, «делает запись» в своем сценарии: «не надо быть счастливым, мучай себя».

Именно последняя «запись» лежит в основе часто встречаемого жизненного сценария «Тупица».Этот сценарий может проявляться в разных формах, но чаще всего бывает так: пока ребенок маленький, мама говорит ему приблизительно следующее: «Ну что ты все время делаешь глупости? Ты можешь хоть что-нибудь сделать правильно?» Часто при этом она пинает ребенка, кричит на него. Когда ребенок идет в школу, то учитель считает вправе сказать именно этому ребенку: «Это глупый вопрос, голубчик. Ты ни на что не способен» и т.д. Приняв в детстве позицию неудачника «Я глуп, другие люди лучше знают, что надо делать», укрепив ее в школе, такой человек и на работе, в своей взрослой жизни будет исполнять сценарий Тупицы, он будет везде неуспевающим.

Жизнью «Тупицы» управляет состояние Я-Ребенка, когда-то раз и навсегда решившего: «Я – не о-кей»

Кроме непосредственного родительского программирования и собственных ранних детских решений на формирование жизненного сценария оказывают влияние семейные традиции и ожидания, которые успешно передаются из поколения в поколение. Ожидание определенного поведения могут отражаться в следующих фразах:

— наша семья привыкла всегда испытывать нужду;

— женщины в нашей семье всегда были бесполезными, как сорняки;

— в нашей семье старшая дочь всегда была несчастной, и т.д.

Кроме того, особенности сказок, мифов и т.д., которые мы слушали и любили в детстве, тоже могут лечь в основу нашего сценария.

Завершая рассмотрение жизненных сценариев, неосознаваемых жизненных планов, Эрик Берн приводит нас к главной мысли: любое решение, принятое когда-то, если оно осознано и проанализировано в настоящем, может быть изменено. Если человек поймет, какие из ранних детских решений мешают ему продуктивно жить в настоящем, то он всегда может принять новые, взрослые решения, откорректировать свою жизненную позицию и вырваться из рамок своего жизненного сценария. Одновременно с этим человек перестает играть в «любимые» психологические игры, отказывается манипулировать другими людьми, их чувствами и сам перестает подвергаться манипулированию.

Трансактный анализ, основателем которого является Эрик Берн, представляет собой стройную аналитическую систему, изложенную доступным и понятным языком. Он стремится наделить человека ясным пониманием своей жизненной ситуации, помогает ему стать честным с самим собой и другими людьми, призывая к открытым и откровенным взаимоотношениям. ТА учит избегать манипуляций во взаимодействиях, помогая отказаться от психологических игр, проанализировать и откорректировать свой жизненный сценарий. Он обозначает главную задачу – научить человека меньше «играть» а больше быть самим собой, стать свободным и искренним. Он учит нас знакомиться со своим внутренним Родителем, Взрослым и Ребенком, при этом призывает не отказываться ни от одной части своей личности, а лишь передать Взрослому исполнительный контроль.

Моральный пафос книг Берна характеризуется его непроизвольным восклицанием: «Только ради бога, не бейте ребенка!»

Теория, ведущая к такому выводу, не может быть вредной. Иногда людям не хватает целой жизни, чтобы прийти к такой вроде бы немудреной истине. А иногда они приходят к ней слишком поздно.

Трансактный анализ в психотерапевтических группах

Трансактный анализ – это интеракционная психотерапия, которая обычно проводится в групповой форме. Клиенты знакомятся с основополагающими понятиями, с механизмами поведения и их расстройствами. Целью работы является осознание членами терапевтической группы того, в пределах какого эго-состояния они обычно функционируют (структурный анализ). Структурный анализ даёт возможность членам групп представить и отделить друг от друга свои эго-состояния, а затем добиться доминирования Взрослого над Ребёнком. Развивая это осознание, клиенты исследуют раннее программирование, родительские директивы и свои ранние решения в отношении себя (“я о’кей” или “я не’окей и т.д.) и своей жизненной позиции.

1. Контракт

В начале практики трансактного анализа лежит понятие контракта. Серии индивидуальных контрактов являются основой групповых занятий; они определяют цели, определённые членами терапевтической группы и условия занятий. Контракт включает в себя описание поведения, например, что клиент будет реже ссориться с близкими людьми или более продуктивно использовать своё время, а не неясных ощущений или абстрактных понятий вроде “счастья” или “удовлетворения жизнью”. Формулировки контракта должны быть в должной мере конкретны и отвечать на вопрос: “Как можно узнать, что вы получили то, за чем пришли в группу?”

Читайте так же:  Примеры личностных качеств сотрудника для резюме

Важным является тот факт, что контракт вовлекает Взрослое эго-состояние человека в коллективный познавательный процесс, подразумевает взаимное согласие и демократизм в отношениях. По ходу занятий в группах контракт может дополняться и претерпевать изменения.

2. Роль руководителя в группе

Руководитель терапевтической группы должен следить за своими собственными психологическими потребностями. Это важный момент в групповой работе. Если руководитель ощущает, что с ним самим всё хорошо, то он создаёт модель такого же самоощущения для группы. Умелый руководитель при работе с группой задействует все свои эго-состояния должным образом: Родитель защищает и заботится, Взрослый анализирует и предоставляет информацию, Ребёнок создаёт атмосферу творчества и энтузиазма, показывает, как можно радоваться жизни. Таким образом, умелый терапевт не берёт на себя роль Спасителя, а помогает членам группы начать использовать свои собственные резервы и перестать ощущать себя Жертвами.

Терапевтическое вмешательство руководителя зависит от характера группы и бывает четырёх видов: деконтаминация (определение структуры личности, выявление эго-состояний), рекатексис (перемещение психологической энергии), прояснение (достижение контроля поведения со стороны Взрослого эго-состояния) и переориентация (изменение жизненного сценария и восприятия жизни в сторону “я – о’кей, ты – о’кей”).

Дж. Дюсей и К. Стайнер выделяют 4 терапевтических фактора, которые работают в любой группе:

  1. естественное стремление индивида к здоровью и личностному росту;
  2. осознание того, что члены группы являются человеческими существами и получение воздействий;
  3. корректирующий опыт переживания противостояния и других взаимодействий между членами группы;
  4. специфическое поведение руководителя.

3. Структурный анализ, анализ трансакций и игр в рамках терапевтического процесса

Осуществление вышеупомянутых деконтаминации и рекатексиса достижимы в том случае, когда терапевт и члены терапевтической группы умеют диагностировать эго-состояния. Это делается различными способами, например, путём анализа поведения членов группы, употребления определённых слов и речевых оборотов, а также жестов, мимики и поз; путём анализа трансакций; изучением прошлой жизни человека и его взаимных отношений с близкими людьми и в семье; наконец, в аутодидактическом процессе, то есть путём самостоятельной идентификации эго-состояний (после приобретения соответствующего опыта).

Терапевты в групповом процессе применяют как свою интуицию, так и формализованные приёмы, например, позаимствованную из гештальт-терапии технику “пустых стульев”: член группы должен “посадить” все свои эго-состояния на отдельный стул и призвать их к взаимодействию.

Первым шагом руководителя группы является помощь участникам в различении способов поведения эго-состояний Ребёнок и Взрослый, в понимании и усилении функции Взрослого. Следующий шаг заключается в освобождении эго-состояния Свободного Ребёнка от чрезмерного влияния эго-состояния Адаптированный Ребёнок. После этого руководитель группы инициирует “знакомство” членов группы с эго-состоянием Родитель. Полезным методом представления эго-состояний является составление диаграмм, для чего многие руководители групп пользуются мелом и доской.

Терапевтическая группа являет собой идеальную площадку для анализа трансакций и игр, так как межличностные отношения членов группы дают обильный материал для этого. Группа работает по принципу “здесь и теперь” (позаимствованному из гештальт-терапии), а трансакции между её участниками часто отражают факты из прошлого, которое проявляет себя в настоящем. По ходу действия руководитель терапевтической группы анализирует трансакции между членами группы. Он может сделать наблюдаемую им игру явной для членов группы, может в неё включиться, проигнорировать или предложить альтернативу.

4. Сценарный анализ в групповом процессе

Основная, долгосрочная цель трансактной терапии в группе состоит в пересмотре своих ранних решений и “переписывании” жизненного сценария. По Э. Берну, особая задача трансактного терапевта заключается в уменьшении значения непродуктивных сценариев. Анализ сценариев требует рассмотренного выше структурного анализа эго-состояний и изучения трансакций. Разыгрывая свои сценарии, люди пытаются восстановить или развить то, что было ими вынесено из раннего семейного опыта.

Руководитель может попросить члена группы представить свою семью в виде персонажей пьесы, набросать сюжет и определить роли для каждого персонажа. Такой приём способен вызывать из памяти ранние впечатления, создавая при этом психологически безопасную обстановку, благоприятную для обсуждения родительских влияний, а также конфликтов, страхов, разочарований. Сценарный анализ может проводиться также путём работы с вопросником, составленным Э. Берном. Для идентификации сценариев и игр хорошо работает и “Треугольник судьбы”, предложенный Стивеном Карпманом.

5. “Терапия нового решения”

По Р. и М. Гулдингам, главная цель трансактной терапии состоит в пересмотре своих ранних решений. Они полагают, что решения принимаются человеком в ответ на реальные или воображаемые родительские директивы, и таким образом мы сами создаём свой сценарий. С помощью различных психотерапевтических приёмов члены группы заново переживают сцены из раннего возраста, возвращают ситуации, в которых они приняли определённое негативное решение относительно своей жизни. В конце концов, клиенты могут принять новое решение на интеллектуальном и эмоциональном уровнях – причём большой акцент делается на рациональном подходе. Гулдинги предложили свой подход к трансактному анализу в группах, соединив его вместе с принципами и приёмами гештальт-терапии, психодрамы и методик модификации поведения, назвав его “психотерапией нового решения” (Redesicion Therapy).

Руководитель группы выступает как учитель, часто использует дидактические приёмы с целью помощи достижения инсайта участниками группы и установления контроля над своей жизнью. Конечной целью терапии является достижение автономии личности, что помогает определить свою собственную судьбу, принять ответственность за свои поступки и чувства.

6. Заключительные соображения

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Терапевтическая группа создаёт атмосферу, которая способствует приобретению каждым её участником нового опыта, а не повторению старых и непродуктивных сценариев. Руководитель помогает в выявлении негативных сценариев, вследствие чего члены группы вольны принять сами “новые решения”, которые будут противодействовать сценарию. Чтобы производить такую работу на самом глубоком уровне, на уровне эго-состояния Ребёнок, в терапевтических группах, основанных на концепциях трансактного анализа, применяются методы, заимствованные из гештальт-терапии (“здесь и теперь”, “пустые стулья”), психодрамы и других подходов. В работе подчёркивается значение осмысления ранних решений и сознательное изменение своей позиции в настоящем времени.

Источники


  1. Чуковский, Корней От двух до пяти / Корней Чуковский. — М.: Детская литература. Москва, 2008. — 981 c.

  2. Дафни, Роуз Кингма Разрыв. Почему заканчиваются отношения и как пережить расставание / Дафни Роуз Кингма. — М.: АСТ, Астрель, 2012. — 192 c.

  3. Настоящая любовь. Влюбленность — начало любви. — М.: Издательство Белорусского Экзархата — Белорусской Православной Церкви, 2013. — 240 c.
Трансактный анализ
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here