Зависимость от общества, как потребность в привязанности

Сегодня мы рассмотрим тему: "Зависимость от общества, как потребность в привязанности" с полным писанием проблематики. Мы собрали самые интересные сведения по теме и постарались их систематизировать и привести в удобный для чтения вид.

Потребность в привязанности

Потребность в привязанности — потребность в привязанности создана природой и эволюцией. Для млекопитающих потребность привязанности стоит на первом месте, даже потребность в пище ей уступает. Ребёнок, явившись в этот мир, не сможет выжить и успешно развиваться, не имея привязанности к матери, к другим взрослым людям, заботящимся о нём.

Содержание

Физическая привязанность

Находясь в утробе матери ребёнок физически привязан к ней. Его самочувствие и развитие зависят напрямую от здоровья и настроения женщины. Если она физически здорова, живёт в комфортной психологической обстановке, правильно питается, ведёт здоровый образ жизни, то у малыша максимальный шанс прийти в этот мир здоровым и радостным. В такой уютной утробе ему не приходится тратить силы на борьбу за существование, поэтому он весь сосредоточен на развитии. Ведь за девять месяцев комфорта он проходит все стадии эволюционного развития, на которые природа затратила миллионы лет. Задача матери, ждущей ребёнка с любовью, максимально облегчить старания малыша.

Физическая привязанность между мужчиной и женщиной продолжает жизнь человечества на планете. Чем искреннее и свободнее привязанность, тем дольше она живёт, помогая поддерживать привязанность детей к родителям, создавая атмосферу взаимопомощи, поддержки, любви.

Психологическая привязанность

Психологическая привязанность играет огромную роль в жизни людей. Для неё не страшны расстояния. Напротив, когда психологически связанные люди вынуждены находиться далеко друг от друга, их привязанность становится необходимее и крепче.

Подобно гравитации, удерживающей человека на Земле, привязанность удерживает человека в жизни. Пока есть телефонные номера и адреса близких людей в записной книжке и памяти, жизнь продолжается, какие бы фортели она порой не выбрасывала.

Есть ещё одна привязанность, объединяющая всех людей. Её хоть раз в жизни чувствовал каждый. Она очень неуловима и проходит лёгкой тенью, нереальным воспоминанием. Наверное, это напоминает о себе общая колыбель человечества, откуда начинается и где кончается каждая человеческая жизнь.

Привязанность детей к родителям

Без привязанности детей к родителям, особенно к матери, развитие ребёнка тормозится, и ему труднее раскрыть в себе заложенный природой потенциал, стать взрослым. Конечно, ребёнок вырастет и, возможно, даже станет успешным в какой-либо деятельности, но по настоящему взрослым, умеющим брать на себя ответственность за себя и своих близких, так и не станет.

Привязанность к родителям помогает мозгу малыша направить силы на саморазвитие. Родительская опека освобождает ребёнка от затрат на оборону от внешнего мира. Привязанность рождает доверие, дарит пример для подражания, даёт чувство защищенности и комфорта.

Отсутствие привязанности детей к родителям рождает множество проблем. Неуправляемые дети, раздражённые родители и вечный бой. К сожалению, современное общество страдает разобщённостью. И, хотя книжные полки завалены литературой по воспитанию детей, процесс их воспитания становится всё труднее. С развалом культурных ценностей в обществе деградирует институт семьи. Естественная природная привязанность ребёнка к родителям утрачивается или приобретает неестественную окраску.

Уровни привязанности

Природа предусмотрела несколько уровней привязанности, которые осваивает ребёнок в течение шести первых лет жизни:

  • Привязанность через чувства — в первый свой год в этом мире ребёнку очень важно физически ощущать тех, кто рядом с ним, заботится о нём. Он чувствует их запах, видит лица.
  • Привязанность через похожесть — в течение следующего года ребёнок повторяет за любимыми людьми их интонацию, манеру поведения, приводя в удивление и восторг близких. Глядя на ребёнка, взрослый узнаёт о себе многое, чего сам до этого за собой не замечал.
  • Привязанность через принадлежность и верность — к трём годам ребёнок начинает делить мир на «моё» и «не моё», ревниво отстаивая «моё».
  • Привязанность через подтверждение собственной важности в глазах близких.
  • Привязанность через эмоции — малыш начинает любить.

Зависимость и привязанность

Давайте теперь в свете мудрости различных традиций взглянем на общечеловеческую реальность и ее отношение к зависимости. Здесь мы рассмотрим понятие привязанности как корня страдания. В следующем разделе книги «Исцеление и путь к себе» мы будем исследовать способы, которыми мы можем преобразовывать свои желания. Зависимость и привязанность существуют в одном континууме. С одной стороны, существуют незначительные привязанности и невинные забавы, лишение которых оставляет в нас лишь чувство некоторого дискомфорта. С другой же стороны, существует реальная зависимость. Между этими двумя крайностями — серьезной зависимостью и легкими привязанностями — существует много состояний, содержащих в себе свойства обеих крайностей.

С эмпирической позиции видно, что разница между зависимостью и привязанностью касается только их качества и силы. Привязанности присущи нам всем, но отнюдь не каждого человека можно назвать страдающим той или иной зависимостью. Основной компонент зависимости — это абсолютное бессилие человека и отсутствие контроля. Люди, страдающие настоящей зависимостью, полностью бессильны перед алкоголем, наркотиками, определенными видами деятельности и конкретными людьми. Зависимости по природе свойственно прогрессировать: развиваясь, она усиливается по инерции.

По мере продолжения процесса развития зависимости зависимые люди начинают навязчиво тянуться к объекту своего пристрастия, а также тяготеть к скрытому в этом пристрастии разрушительному и саморазрушительному поведению. Все в большей степени защищая себя обманчивой системой отрицаний, они, невзирая на то, что их могут ожидать печальные последствия, продолжают вовлекаться в деятельность, обусловленную зависимостью. Постепенно зависимые люди становятся все больше и больше связанными объектом своей зависимости, их количественная потребность в нем для достижения одного и того же эффекта возрастает, и если этот объект недоступен, то у них возникает серьезное переживание «ломки».

Привязанность содержит в себе потенциал перехода в зависимость. Мы можем держаться за какую-нибудь точку зрения или роль, играемую нами в обществе, и чувствовать боль по поводу того, что занимаемые нами позиции не приносят плодов. Однако переживание такого качества гораздо слабее, чем полное подчинение себя наркотикам, алкоголю, пище, сексу, власти и другим видам зависимости. Зависимость завоевывает преимущество по отношению ко всему, даже по отношению к самой жизни. Привязанность и страдание, приходящее вместе с ней, являются частью человеческой дилеммы. Но становящееся зависимостью желание, которое испытывают зависимые люди, качественно отличается от желания, которое проявляется как простая привязанность. Привязанности — это часть нашей жизни, но серьезная зависимость обычно несет в себе угрозу.

Если у всех нас есть проблемы с привязанностями, мы способны понять зависимость как крайнее выражение привязанности. Когда мы перестаем контролировать свои привязанности, мы становимся зависимыми. Отец, привязанный к своему сыну, встречается с дилеммой, которую в той или иной степени разделяют все родители: как провести грань между любовью к нашим детям, их воспитанием и тем, чтобы не вмешиваясь, позволять им развиваться как уникальным личностям? Как и когда нам отпустить их в мир, чтобы они жили в нем самостоятельно? Однако если тот же отец становится настолько поглощен своим ребенком, что при этом теряет свою индивидуальность, то его привязанность отклоняется в сторону зависимости. Если отец не может не вмешиваться в дела своего сына, контролирует его, манипулирует им по своему желанию, или когда ему для собственного спокойствия необходимо подхалимство сына, то тогда привязанность отца к сыну перерастает в одержимость.

Читайте так же:  Как правильно соблазнять мужчину в домашних условиях, на работе, в интернете

Зависимость — это преувеличенная привязанность, и зависимые люди просто являются карикатурами на все остальное человечество, борющееся со своими привязанностями. Зависимость и привязанность порождают различную степень страданий. Крайние физические, умственные, душевные и духовные муки, переносимые зависимыми людьми, — это усиленный вариант тех неудобств и боли, которые испытывает человек, привязанный к чему-либо. Страдание, которое мы причиняем себе и другим, равно той силе, с которой мы держимся за привязанность и зависимость. Химическая зависимость и другие виды зависимостей влекут за собой все большие и большие страдания, от которых трудно уйти.

В тибетском буддизме есть чрезвычайно удачный образ — мир голодных духов, или прета. Прекрасные тибетские изображения Колеса Жизни отражают различные раи и ады сознания, которые мы в своих переживаниях посещаем при жизни или после смерти. Один из таких адов населяют голодные духи — существа, у которых огромные животы, величиной с гору, ненасытный аппетит, а рты размером с игольное ушко и чрезвычайно тонкие шеи. Они никогда не бывают удовлетворены. Целую вечность они не могут приблизиться к столам, где проходят пиршества, фруктовые деревья при их приближении покрываются шипами, и весь мир вокруг них становится опустошенным.

Эти ненасытные создания удивительно удачно отражают нашу борьбу с привязанностями и зависимостями. Борясь за осуществление своих желаний, мы зачастую бываем такими же ненасытными. Мы хотим чего-то или кого-то, и, когда получаем это, оно утрачивает для нас свою привлекательность точно так же, как возбуждение, испытываемое при новом любовном приключении, в конце концов со временем исчезает. В нас поддерживает это возбуждение сама энергия погони за своей целью, но, когда мы наконец становимся обладателями предмета нашего поиска, этот предмет больше нас не радует. Однако отказаться от него нам тоже трудно, и поэтому мы удерживаем его и в то же время ищем, что бы нас могло удовлетворить больше. Этот процесс, относится ли он к сексу, еде, власти, деньгам, алкоголю, наркотикам, людям или к несметному числу других возможностей в нашей жизни, повторяется снова и снова. Если это повторение процесса, продолжаясь, выходит за определенные рамки, то первоначальная привязанность приобретает качество одержимости, которое присуще зависимости. В случае наркоманов и алкоголиков можно сказать: «Однажды огурец оказался в рассоле», то есть однажды мы перешли грань и попали в зависимость, откуда назад, хотя бы к той же привязанности, пути уже нет.

Одна моя подруга размышляла:

Мы с мужем долгое время жили в деревне, в большом доме, вокруг которого было много пространства для садов и лужаек. В конце концов мы решили, что этот дом для нас слишком велик и что мы тратим чересчур много времени на хозяйственные дела. Поэтому мы переехали в небольшой кооперативный дом рядом с городом, и я впервые почувствовала наслаждение. Это жилище было совершенным для нас обоих. У нас была возможность любоваться деревьями, не заботясь о них, и у нас появилось время заниматься другими делами. Но спустя несколько месяцев я поймала себя на мысли, что все больше и больше думаю о доме в деревне. У меня начало возникать желание ходить по траве и работать в саду. Странно то, что я знаю, что если я снова перееду, то все равно не буду счастлива. Все это сводится к той проблеме, что, где бы я ни находилась, мне всегда трудно расслабиться.

Такое блуждание ума и чувство неудовлетворенности — наш обычный отклик на привязанности. Кто не испытывал чувства, что по другую сторону забора трава зеленее? Другая работа была бы лучше той, которая у нас уже есть. Возможно, желаемое удовлетворение принесет нам новая машина. Или кто в период семейных ссор не лелеял мысль о том, что где-то находится человек, готовый нас понять и способный относиться к нам лучше? Неважно, чего мы достигаем или что накапливаем, — первоначальный восторг уходит, и мы однажды снова оказываемся неудовлетворенными. Мы не можем радоваться тому, что имеем, и поэтому устремляем свой взор на что-то еще.

Признание привязанности как проблемы нашей жизни не приходит исключительно с Востока. В своем произведении «Человек и сверхчеловек» Джордж Бернард Шоу писал: «В жизни есть две трагедии. Одна — потерять то, чего жаждет сердце. Другая же — обрести это». Сэмюэл Джонсон сказал по этому поводу: «Жизнь — это продвижение от желания к желанию, а не от наслаждения к наслаждению». Бенджамин Франклин утверждал: «Если вы желаете многого, то этого многого вам покажется мало». Все эти размышления указывают на человеческую дилемму привязанности и нашей ненасытной природы. Зачастую нами настолько овладевают желания, что мы теряем способность быть счастливыми здесь и сейчас.

Зависимость от общества, как потребность в привязанности

Популярные Фобии

  • Страх неудачи (атихифобия) свойственен каждому индивиду, но одному человеку удае.
  • Страх одиночества хоть раз в жизни испытывал каждый индивид. Многие люди понимаю.
  • Игромания – это аналог зависимости, своего рода вредоносное увлечение, чрезмерно.
  • Консультации

    • Петр к записи Как пережить смерть мамы
    • Александр к записи Констелляция
    • валентина к записи Маниакально-депрессивный психоз
    • Татьяна к записи Признаки измены жены
    • Ведмеш Н.А к записи Как пережить разрыв отношений
  • Пройдите наш опрос

    Привязанность к человеку

    Привязанность к человеку – это чувство, возникающее вследствие сильной симпатии или любви и преданности определенному человеку, и сопровождающееся наличием близости и стремлением к ее поддержанию. Однако не всегда подобное положение вещей является позитивным, т.к. сильная привязанность к человеку способна замещать собой любовь или возникать даже без ее наличия, и тогда эта прилипчивость выступает как болезненная зависимость и патология развития личности.

    Что такое привязанность

    Механизм развития привязанности изначально обусловливает выживание человека, поскольку без помощи взрослых, человеческий детеныш не способен к выживанию. Для поддержания данных отношений и обеспечения себе соответствующих условий жизни, формируется привязанность к родительским фигурам, обеспечивающим физическое выживание, эмоциональное развитие, познание этого мира. Далее, все больше погружаясь в социум, формируются привязанности к воспитателям (если посещает сад), а далее к другим взрослым, потом детям. Формирование подобных привязанностей к самому близкому к окружению может быть безопасным, когда существует эмоциональная связь, родитель прислушивается к потребностям ребенка и формируется обстановка, способствующая уверенности и адаптивности в формировании личности).

    Но встречаются не столь приятные варианты развития, один из которых избегающий, и происходит, если существует эмоциональное пренебрежение с родительской стороны к потребностям ребенка, а поведение и доступность родителя оказывается непредсказуема, тогда ребенок вырастает назойливым, ориентирован на внешнюю оценку и обесценивает близкие отношения. Самая деструктивная форма возникновения первичной привязанности – дезорганизующая, когда ребенка постоянно подавляют или запугивают, что приводит к агрессивности или бездействию, большим трудностям в установлении контактов.

    Выявлено, что люди имевшие затруднения в формировании привязанности далее не способны к установлению открытых отношений, у них не формируется сердечная привязанность, что свидетельствует о нарушениях социальной адаптации и может вести к антисоциальному поведению.

    Читайте так же:  Как стать самодостаточным и уверенным в себе мужчиной

    Чувство привязанности сопровождает каждого человека, выражается к местам, предметам, еде и людям, определенному ходу событий и специфическим отношениям – все к чему человек привыкает и что приносит ему радость можно назвать привязанностью, но она отлична от любви и потребности. Без привязок прожить можно, но с ними уютнее, радостнее, не так страшно (в зависимости от того к чему привязанность и на основе каких эмоций она сформировалась, такие ощущения и дополняет), без потребностей же прожить либо нельзя вообще, либо это затруднительно и сказывается на здоровье и общем тонусе.

    Привязанность к людям может быть во всех типах отношений – любовных, дружеских, родительских и в любом из вариантов в основании лежит желание близости с объектом своей симпатии. Некоторые из этих привязок имеют довольно сильное влияние на дальнейшее формирование личности. Так, в зависимости от того, как формируется привязанность с матерью, сформируются отношения со всем социумом, будет наличествовать или отсутствовать базовое доверие, а также закладываются определенные паттерны поведения. То, как формируется первая сердечная привязанность, оказывает влияние на все дальнейшее восприятие межполовых отношений, сценариев разыгрываемых человеком, способности открываться и доверяться. Если на этих двух уровнях происходит травматизация, то последствия отражаются на всей личности, а избежать деструктивного влияния на дальнейший ход жизни не только самого человека, но встречаемых им людьми, часто становится возможно лишь при помощи психотерапевта.

    Сильная привязанность к человеку, обретающая патологические характеристики называется зависимостью и возникает обычно при уже имеющихся нарушениях в сфере формирования привязанностей, либо при наличии фактов эмоционального или физического насилия.

    Здоровая привязанность отличается гибкостью, отсутствием какой-либо выгоды, и отсутствием болезненных и негативных ощущений при отсутствии объекта привязки. Т.е. человек способен спокойно переживать разлуку, выносить неизвестность местонахождения и рода занятий того, к кому привязан, а вариант окончания данной связи вызывает грусть, но не критический уровень страха, боли и ощущения бессмысленности жизни.

    При здоровой привязанности существует гибкая адаптация личности, позволяющая свободно дышать обоим участникам общения, дающая ресурсы опираться и замечать иные сферы своей жизни. При болезненной зависимости такая гибкость утрачивается, а мир сужается до одного человека, пропадает вариативность поведения, становится сверхважно постоянно находиться рядом или контролировать объект симпатии, при этом существенно страдают другие сферы жизни, причем обоих партнеров. Важным маркером болезненной связи является ощущение боли, страха и маниакального стремления любыми способами не допустить расставания, даже если связь не приносит счастья, даже если партнер хочет уйти.

    Привязанность не возникает одномоментно, для ее формирования необходимо время, поэтому, чем больше вы общаетесь с человеком, и чем больше в данном общении возникает эмоционального взаимодействия и значимых для душевной жизни событий, тем более вероятно возникновение привязанности. Для сверхсильной привязки характерен накал страстей, часто делающий ее схожей с любовью, но различия в том, что болезненная привязанность сковывает, тогда как любовь раскрепощает. Именно чтобы не потерять свою свободу, многие стараются избегать привязанностей и близких отношений, тем самым попадая в контрзависимую позицию, где также отсутствует свобода, поскольку выбор только один – не привязываться.

    Привязанность к человеку это хорошо или плохо?

    Привязанность затрагивает одновременно несколько сфер человеческого проявления – чувства, мысли, действия, самовосприятие. Для такого многогранного понятия не может существовать одного ответа в его оценке со стороны добра и зла. Без привязанности к другому человеку не возможно формирование социального общения, адаптивности в обществе и обеспечения себе душевного комфорта. Если отсутствует привязанность к родителям, то нарушается весь ход развития личности, точно так же как если происходят нарушения формирования привязанности на других важных этапах. Являясь социальным существом, наличие способности поддержания контактов, стремления к сближению являются показателями психической сохранности человека.

    Привязанность к другому дает ощущение поддержки и безопасности, таким образом можно получить необходимую опору, если внутренних ресурсов недостаточно. Привязываются люди к тем, у кого могут получить одобрение и помощь, безоценочное принятие, удовлетворение существующих потребностей. И обеспечивая хорошие отношения с окружением, что немаловажно для успешного выживания в мире, привязанность отражает несколько детскую модель взаимодействия с миром. Если посмотреть на все ожидания от объекта привязанности, то они адресуются родительской фигуре, от которой ребенок, так или иначе, зависим. Во взрослом возрасте любая привязка носит определенную долю зависимости, и только уровень зрелости человека может регулировать негативные последствия этого. Если автономная психическая регуляция не сформирована, то любая привязка будет быстро перерастать в зависимость, и вместо получения поддержки будет вспыхивать потребность контроля, вместо тяги душевно и хорошо вместе провести время, с пользой и эмоционально ресурсно для обоих, станет появляться страх потери и желание приковать другого рядом.

    Тема зависимости про потерю гибкости в привязанности, лишение свободы как самого человека, так и того к кому привязывается аналогична наркотической зависимости. Аналогия с наркотической зависимостью является наиболее удачной, поскольку при длительном отсутствии другого человека (субъективно длительным отсутствием могут казаться сутки), когда нет возможности узнать местонахождение объекта и получить от него дозу внимания (например, при выключении всей сети мобильного оператора) начинается состояние, отражающее наркотическую ломку. Эмоциональная боль от потери или возможности потери объекта ощущается физически и не дает полноценно существовать.

    Если удается не скатываться в инфантильную позицию зависимости, то привязанность обретает взрослую и зрелую форму своего существования, проявляющуюся как любовь, где есть полноценное замечание всех аспектов своей жизни, не возникает разрывающей боли при отдалении объекта, да и сам объект привязанности используется не только с целью получения чего-то эмоционально ценного для себя, а больше для энергообмена и заботы о другом. Таким образом, все зависит от зрелости личности и степени гибкости данного чувства.

    Как избавиться от привязанности к человеку

    Обычно привязанность формируется, когда вы получаете от другого свою потребность, чаще всего это внутренние силы, спокойствие или жизнерадостность. Так что стоит научиться вырабатывать эти состояния самостоятельно, становясь для себя автономной станцией эмоций. Отлично помогают медитации, спорт, йога, различные духовные практики и психологические группы. Создавайте себе источники счастья повсеместно, ведь ожидая радости только от присутствия одного человека, вы сами формируете токсическую привязку, загоняете себя в тупик. Сидеть в четырех стенах в хандре, ожидая, когда освободится ваша половинка, и только тогда позволять себе счастье – это верная дорога к зависимости и уничтожению ваших отношений.

    Избавляться от привязанности имеет смысл, когда она начинает разрушать вашу жизнь и начинать стоит с возвращения потерянного. Обычно, первое, что отходит на второй план, уступая место человеку, – это любимые дела и занятия, так что вспомните, что приносило вам радость или лучше поищите заново занятия, которыми бы вы могли заниматься, погружаясь в процесс. Помимо интересных занятий, начинайте расширять свой круг общения – позвоните старым друзьям, про которых вы забыли, погружаясь в свою привязанность, сходите на мероприятие и познакомьтесь с новыми людьми. Расширяйте круг общения, тогда эмоциональные плюшки, получаемые вами лишь в тех отношениях, вы сможете получать отовсюду, причем, скорее всего более легко и позитивно.

    Читайте так же:  Топ тяжелых психологических фильмов, которые заставят понервничать

    Привязанность к человеку остается психологической проблемой, поэтому почувствовав тягу к своему объекту, задумайтесь, чего именно сейчас не хватает (чувство безопасности вам могут дать другие близкие, ощущение себя прекрасным можно получить в магазинах от продавцов, даже душевное тепло можно получить). Обычно при подобном анализе вырисовывается какая-то пустота, заполнить ее можете только вы, будь то скука или неуверенность, ведь, сколько не затыкай собственные дыры другим, они от этого не исчезают.

    Теория привязанности и отношения, которые повторяются.

    Оставьте первый комментарий

    Другие публикации автора:

    Что делать осенью с тоской, которая настигла в городе.
    Я ужасна, глупа, весь мир против меня и я никак не выживу.
    Сравниваю себя с другими, у которых все прекрасно в жизни.
    Они супер умные, успешные и счастливые, а я такая несчастная, и этому никак не помочь.

  • Тревога
    Представьте, что вас выгоняют с работы.
    У вас нет сбережений.
    Вам негде жить. Нечего есть. Страшно.
    Вот это место. Что вы чувствуете?
    Завидовать плохо!
    Зависть означает — я хочу или восхищаюсь тем, чего у меня нет.

    Зачем мы болеем?
    Человек — саморегулирующийся организм. Не рождает сам себе ничего, что ему не полезно. Поэтому стоит рассматривать болезни как то, что помогает и полезно. Через такой способ можно осознать то, что психика блокирует потребности примитивными способами. Про симптомы и как с ними обходиться в статье


    10 причин почему я не хочу секса.
    Рано или поздно каждый из нас встречается с сексуальными проблемами. Они могут проявляться по-разному, но одна из них — это отсутствие желания секса со своим партнером. Сейчас пишу больше про женщин и хочу перечислить самые распространенные причины, с которыми я встретилась в жизни и на практике.
    Поддержи меня.
    Поддержка — что это?
    Как быть если мне не говорят прямо, что нужно?
    Как поддержать?
    Как просить о поддержке?

    Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

    Теория привязанностей

    Теория привязанности — психологическая, эволюционная и этологическая теория, основанная на работах Джона Боулби. В рамках теории предпринимается попытка описать и объяснить межличностные человеческие отношения. Сторонники теории полагают, что важной потребностью младенца является установление уверенных отношений с заботящимися о нём взрослыми людьми, и без образования такой связи невозможно нормальное социальное и эмоциональное развитие.

    Видео удалено.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Эти отношения, если они основаны на защищающей (безопасной) привязанности позволяют развивающемуся организму конструировать, «внутренние модели» себя и других, которые формируются вокруг «внутренних моделей привязанности»и которые в свою очередь обеспечивают построение внутренних структур, основанных на взаимодействии между этой личностью и объектом привязанности. На основе этой внутренней модели привязанности развиваются системы доверия и когнитивные системы переработки восприятий, с помощью которых ребенок оформляет свой образ окружающего мира. Развитие привязанности происходит на основе реального опыта со значимыми, а не фантазийными фигурами. Хотя мы должны сказать, что у ребенка все же существуют представления об идеальном уходе.

    В психоаналитических работах Боулби поиск привязанностей рассматривается в качестве основного влечения. Когда дети переживают стресс, они ищут объект привязанности. Ими движут три и потребности:

    · стремление к близости, когда ребенок хочет быть рядом с родителем и ли другим человеком, который способен его защитить;

    · безопасность как фундамент, когда присутствие взрослого, способного его защитить, подвигает ребенка на исследование нового;

    · протест против разделения, когда ребенок протестует против возможной потери и разлуки со значимыми людьми.

    В работах Боулби показывается, что дети, разлученные со своей матерью на ранних стадиях развития (материнская депривация), часто испытывают тревогу, переживания потери, что в конечном счете приводит к поведенческим нарушениям. Вначале ребенок протестует, затем уходит от контактов и в конце концов от любых взаимоотношений. Опыт потере в раннем детстве, а также холодность в отношениях вызывают последующие реакции на потерю привязанностей. Для детей характерна сильная предрасположенность к формированию привязанностей. Родители, особенно матери, также склонны привязываться к своим детям. Как правило, возникает взаимная привязанность. Качество этих взаимоотношений, теплота, отзывчивость и стабильность способствуют гармоничному развитию. Общение и совместный социальный опыт являются фундаментом для развития у ребенка социальной компетентности в дальнейшем.

    Однако не все зависит от родителей: дети имеют разные характеры, которые влияют на развитие отношений с окружающими:

    · трудный характер может проявляться в уходе в себя, интенсивном выражении эмоций, как правило, имеющих негативный оттенок, и низкой адаптации к изменениям;

    · легкий характер проявляется в способности легко справиться с новыми ситуациями, высокой адаптивности и выражении положительных эмоций;

    · сдержанный характер проявляется в уходе от незнакомых ситуаций, низкой адаптивности и спокойном эмоциональном состоянии.

    Эти типы характера и соответствующие отношения могут меняться под воздействием окружения, хотя известно, что характер имеет наследственную природу.

    В общении и социальных взаимодействиях, которые возникают благодаря привязанностям, дети научаются уверенно вести себя в различных ситуациях и через реакции окружающих овладевают чувством самоценности и самоуважения. В результате у детей формируется представление о том, как функционирует окружающий мир. Они интернализируют (усваивают) модели иобразы:

    · отношений между ними.

    Если значимые отношения привязанности гармоничны и последовательны, дети начинают воспринимать других и себя сильными, т.е. ощущают способность влиять на ситуации, в которых оказываются. Кроме того, ребенок испытывает трудности в развитии устойчивой модели окружающего мира, когда отношения и привязанности нестабильны. Кроме того, если общение затруднено, то дети боятся выражать свои эмоции, которые могут вызвать проблематичные ситуации. В этом случае они склонны уходить в себя, что сопровождается переживаниями потери и разлуки.

    Классификация типов привязанностей создана Эйнсвортом, которая построена на основе наблюдений за маленькими детьми и их отношениями со значимыми взрослыми в условиях защищенности, а также за реакциями детей на расставание со значимыми взрослыми и их возвращение. Согласно этой типологии выделяют пять видов переживания привязанностей.

    Поведенческие модели привязанности и защитные механизмы часто сохраняются на протяжении всего жизненного цикла и проявляются в отношениях с родителями, семьей, сверстниками, обществом, партнерами и детьми. В литературе проанализировано влияние различных типов формирования привязанностей на развитие новых взаимоотношений с приемными родителями, сверстниками, а также с партнерами и детьми. Например, тот, кто реагирует агрессивно, с трудом строит отношения с людьми, а тот, кто избегает контакта, испытывает сложности в интимных отношениях. На развитие личности влияют негативные переживания, возникшие в результате ухода или потери близких.

    Важным понятием является устойчивость, т.е. способность к сопротивлению и восстановлению после тяжелых жизненных ситуаций. В осве устойчивости лежат следующие факторы:

    · интеллект и рефлексия;

    · альтернативные источники психологической поддержки;

    · уход из окружения, провоцирующего риск.

    [2]

    Практическое значение теории привязанностей.

    Читайте так же:  Летняя депрессия

    На практике теория привязанностей предполагает оценку:

    · текущих взаимоотношений, их содержания и качества, функции и структуры;

    · истории взаимоотношений и ее влияния на развитие различных типов привязанности;

    · контекста – стрессовых ситуаций в данный период.

    При оценке содержания и качества анализируются эмоциональный фон взаимоотношений, наличие эмоциональной связи между людьми, а также стиль отношений, т.е. свойственный им способ межличностного взаимодействия.

    Действия социальных работников должны быть направлены на обеспечение понимания, поддержки и психотерапии. Необходимо чутко реагировать на ситуацию клиентов, стремиться к их пониманию. Важны толерантность и устойчивость к проявлениям агрессии и замкнутости, обдумывание и анализ причин поведения, которые, наверняка, связаны с прошлым опытом клиента. Поддержка включает практическую помощь, обращение за социальной защитой, оказание услуг и помощи в повседневной жизни, а также, при необходимости, эмоциональную поддержку в виде внимательного выслушивания, принятия и признания переживаний и чувств клиента. Большое значение имеет словесное признание заслуг клиента. Поддерживающие, заботливые отношения между социальным работником и клиентом могут частично компенсировать защитные механизмы.

    Согласно Боулби, существует пять терапевтических задач:

    · обеспечение защищенности при обсуждении негативных событий;

    · помощь клиентам в анализе событий;

    · признание того влияния, которое оказывают привязанности раннего детства на отношения настоящего момента;

    [1]

    · помощь клиентам в осознании связи между прошлым опытом привязанности и проблемами настоящего;

    · содействие клиентам в реконструировании мышления и поведения, проявляющихся во взаимоотношениях с другими людьми.

    Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

    Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась — это был конец пары: «Что-то тут концом пахнет». 8181 —

    | 7872 — или читать все.

    185.189.13.12 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

    Отключите adBlock!
    и обновите страницу (F5)

    очень нужно

    Невротическая потребность в любви и привязанности

    Нет сомнения в том, что в нашей культуре перечисленные ранее четыре способа защиты собственного «Я» от тревожности могут играть решающую роль в жизни многих людей. Это люди, главным стремлением которых является желание любви или одобрения и которые способны идти на все ради удовлетворения этого желания; люди, чье поведение характеризуется тенденцией к подчинению, к покорности и отсутствием каких-либо попыток самоутверждения; люди, доминирующим стремлением которых является успех, власть или обладание; а также люди, склонные к уединению и независимости. Однако можно поставить вопрос, права ли я, утверждая, что эти стремления представляют собой защиту от некоторой глубинной тревожности. Не являются ли они выражением стремлений, лежащих в пределах нормального диапазона человеческих возможностей? Ошибочным в данной аргументации является постановка такого вопроса в альтернативной форме. В действительности обе эти точки зрения не являются ни противоречащими, ни взаимно исключающими. Желание любви, тенденция к подчинению, стремление к влиянию или успеху и стремление к уходу в различных сочетаниях имеются у всех нас, ни в малейшей мере не указывая на наличие невроза…

    Стремление к успокоению, как обсуждалось в предыдущей главе, содержит также и побочные источники удовлетворения. Например, чувство, что тебя любят или ценят, чувство успеха или влияния способны давать самое глубокое удовлетворение и абсолютно безотносительно к цели достижения безопасности. Кроме того, как мы вскоре увидим, различные пути вновь обрести покой и уверенность вполне дают возможность разрядить внутреннюю враждебность и таким образом способствуют разрядке напряжения иного рода.

    Мы уже знаем, что тревожность может быть движущей силой, стоящей за определенными побуждениями, и рассмотрели наиболее важные стремления, порождаемые таким образом. Теперь я продолжу более детальное обсуждение тех двух видов побуждений, которые играют наибольшую роль в неврозах: жажды любви и привязанности и жажды власти и управления другими людьми.

    Жажда любви и привязанности встречается столь часто в неврозах и столь легко узнается опытным наблюдателем, что может рассматриваться как один из самых надежных показателей существования тревожности и ее примерной силы. Действительно, если человек чувствует, что в основе своей он беспомощен в этом угрожающем и враждебном мире, тогда поиск любви будет представляться наиболее логичным и прямым путем получения любого типа расположения, помощи или понимания.

    Если бы состояние психики невротичного человека было таким, каким оно часто ему представляется, ему было бы нетрудно добиться любви. Если попытаться словами выразить то, что он часто лишь смутно ощущает, его влечения будут примерно следующими: он хочет очень немногого – добра, понимания, помощи, совета от окружающих его людей. Хочет, чтобы они знали, что он стремится доставить им радость и опасается задеть кого-либо. В его сознании присутствуют только такие мысли и чувства. Он не осознает, в сколь значительной степени его болезненная чувствительность, его скрытая враждебность, его придирчивые требования мешают его собственным отношениям. Он также неспособен здраво судить о том, какое впечатление он производит на других или какова их реакция на него. Следовательно, он не в состоянии понять, почему его попытки установить дружеские, брачные, любовные, профессиональные отношения столь часто приносят неудовлетворенность. Он склонен заключать, что виноваты другие, что они невнимательны, вероломны, способны на оскорбление или что вследствие некой неблагоприятной причины у него отсутствует дар быть понятым людьми. Так он продолжает гнаться за призраком любви.

    Если читатель вспомнит наше описание того, как тревожность возникает в результате вытеснения враждебности и как она в свою очередь опять порождает враждебность, другими словами, как неразрывно переплетены тревожность и враждебность, он сможет осознать самообман в мыслях невротика и причины его неудач. Не зная этого, невротик оказывается перед дилеммой:он не способен любить, но тем не менее ему остро необходима любовь со стороны других… Важно принять во внимание то отношение, от которого проистекает привязанность: является ли она выражением позитивного в своей основе отношения к другим или основывается, например, на страхе потерять другого или на желании подчинить другого человека своему влиянию. Другими словами, мы не можем принять в качестве критерия ни одно из внешних проявлений привязанности.

    Что такое любовь – сказать очень трудно, но что не является любовью или какие элементы ей чужды – определить довольно легко. Можно очень глубоко любить человека и в то же время иногда на него сердиться, в чем-то ему отказывать или испытывать желание побыть одному. Но есть разница между такими, имеющими различные пределы реакциями гнева или ухода и отношением невротика, который всегда настороже против других людей, считая, что любой интерес, который они проявляют к третьим лицам, означает пренебрежение к нему. Невротик интерпретирует любое требование как предательство, а любую критику – как унижение. Это не любовь. Поэтому не следует думать, что любовь несовместима с деловой критикой тех или иных качеств или отношений, которая подразумевает помощь в их исправлении. Но к любви нельзя относить, как это часто делает невротик, невыносимое требование совершенства, требование, которое несет в себе враждебность: «Горе тебе, если ты не совершенен!»

    Читайте так же:  Как найти правильный подход к ребенку-интроверту

    Сказанное уже подразумевает последний признак неспособности любить, который я хочу подчеркнуть особо: игнорирование личности другого, его особенностей, недостатков, потребностей, желаний, развития. Такое игнорирование отчасти является результатом тревожности, которая побуждает невротика цепляться за другого человека. Тонущий, пытаясь спастись, хватается за находящегося рядом, не принимая во внимание желание или способность последнего спасти его. Данное игнорирование частично является выражением его глубинной враждебности к людям, наиболее частое проявление которой – презрение и зависть. Они могут прятаться за отчаянными усилиями быть внимательным или даже жертвовать собой, но обычно эти усилия не могут предотвратить возникновения некоторых необычных реакций. Например, жена может быть субъективно убеждена в своей глубокой преданности мужу и в то же время ненавидеть его за то, что он слишком занят своей работой или часто встречается с друзьями. Сверхзаботливая мать может быть убеждена в том, что делает все ради счастья своего ребенка, и в то же время полностью игнорировать потребность ребенка в самостоятельном развитии.

    Невротик, средством защиты которого является стремление к любви, вряд ли когда-либо осознает свою неспособность любить. Большинство таких людей принимают свою потребность в других людях за предрасположенность к любви либо отдельных людей, либо всего человечества в целом. Имеется настоятельная причина поддерживать и защищать такую иллюзию. Отказ от нее означал бы обнаружение дилеммы, порожденной наличием чувства глубинной враждебности по отношению к людям и одновременным желанием их любви. Нельзя презирать человека, не доверять ему, желать разрушить его счастье или независимость и в то же самое время жаждать его любви, помощи и поддержки. Для осуществления обеих этих, в действительности несовместимых, целей приходится держать враждебную предрасположенность жестко вытесненной из сознания. Другими словами, иллюзия любви, хотя она является результатом понятного нам смешения искренней нежности и невротической потребности, выполняет вполне определенную функцию – сделать возможными поиски любви, привязанности и расположения.

    Имеется еще одна основательная трудность, с которой сталкивается невротик в удовлетворении своей жажды любви. Хотя он может иметь успех, по крайней мере временный, получая любовь, к которой стремился, он не способен в действительности принять се. Можно было бы ожидать, что он примет любую предлагаемую ему любовь с таким же горячим желанием, с каким страдающий от жажды человек припадает к воде. Это действительно имеет место, но лишь временно. Каждый врач знает благоприятное воздействие доброты и заботы. Все физические и психологические затруднения могут внезапно исчезнуть, даже если не предпринималось ничего иного, кроме тщательного стационарного обследования пациента и ухода за ним. Ситуативный невроз, даже если он имеет тяжелую форму, может полностью исчезнуть, когда человек почувствует, что его любят. Даже при неврозах характера такое внимание, будь то любовь, интерес или медицинская помощь, может быть достаточным, чтобы ослабить тревожность и вследствие этого улучшить состояние.

    Любого рода привязанность или любовь может дать невротику внешнее спокойствие или даже чувство счастья, но в глубине души она либо воспринимается с недоверием, либо возбуждает подозрительность и страх. Он не верит в это чувство, потому что твердо убежден, что никто в действительности не может его любить. И это чувство, что тебя не любят, часто является сознательным убеждением, которое не может быть поколеблено никаким противоречащим ему реальным опытом. Действительно, оно может восприниматься как нечто само собой разумеющееся столь буквально, что никогда не будет беспокоить человека на сознательном уровне. Но даже когда чувство не выражено, оно является столь же непоколебимым убеждением, как если бы оно всегда было сознательным. Оно может также скрываться за маской безразличия, которая обычно диктуется гордостью, и тогда его довольно трудно обнаружить. Убеждение в том, что тебя не любят, очень родственно неспособности к любви. В действительности оно является сознательным отражением этой неспособности. У человека, который искренне любит других, не может быть никаких сомнений в том, что другие люди могут любить его.

    Если тревожность является глубинной, любая предлагаемая любовь встретит недоверие и тут же возникнет мысль, что она предлагается со скрытыми мотивами. В психоанализе, например, такие пациенты считают, что аналитик хочет помочь им лишь ради удовлетворения собственных амбиций или что он выражает свое признание или делает ободряющие замечания лишь в терапевтических целях. Одна из моих пациенток посчитала прямым оскорблением, когда я предложила ей встретиться во время уик-энда, так как в это время она была в плохом эмоциональном состоянии. Любовь, проявляемая демонстративно, легко воспринимается как насмешка. Если привлекательная девушка открыто проявляет любовь к невротику, последний может воспринимать это как насмешку или даже как умышленную провокацию, так как не верит в то, что данная девушка может действительно его любить.

    Любовь, предлагаемая такому человеку, может не только встретить недоверие, но и вызвать определенную тревогу. Как если бы отдаться любви значило быть пойманным в паутину, или как если бы вера в любовь означала забыть об опасности, живя среди каннибалов. Невротичный человек может испытывать чувство ужаса, когда приближается к осознанию того, что ему предлагается подлинная любовь.

    Наконец, проявление любви может вызвать страх зависимости. Эмоциональная зависимость, как мы вскоре увидим, является реальной опасностью для каждого, кто не может жить без любви других, и все, смутно ее напоминающее, может возбуждать против нее отчаянную борьбу. Такой человек должен любой ценой избегать всякой разновидности собственного позитивного эмоционального отклика, потому что такой отклик немедленно порождает опасность взаимности. Чтобы избежать этого, он должен удерживать себя от осознания того, что другие являются добрыми или полезными, тем или иным образом ухитряться отбрасывать всякое свидетельство расположения и продолжать упорствовать в том, что другие люди недружелюбны, не интересуются им и даже злы. Ситуация, порожденная таким образом, сходна с ситуацией человека, который голодает, однако не осмеливается съесть ни кусочка из-за страха быть отравленным.

    Короче говоря, для человека, снедаемого глубинной тревожностью и вследствие этого в качестве средства защиты стремящегося к любви и привязанности, шансы получить эту столь страстно желаемую любовь и привязанность крайне неблагоприятны. Сама ситуация, которая порождает эту потребность, препятствует ее удовлетворению.

    Видео удалено.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

    Источники


    1. Дж. Кинг Мужчина и женщина. Путь к гармонии. — М.: Гриф, 1997. — 432 c.

    2. Солодников, В. Социология социально-дезадаптированной семьи (+ CD-ROM) / В. Солодников. — М.: Питер, 2007. — 738 c.

    3. Лаврик, О.В. Настоящему мужчине / О.В. Лаврик. — М.: Аргумент Принт, 2013. — 538 c.
    Зависимость от общества, как потребность в привязанности
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here